Кто такой черт по понятиям на зоне в 2018 году?

Как быть реальным пацаном

Инструкция

В общем, расклад такой. Начнем со слова «пацан . «Пацан на блатном жаргоне – это молодой вор.
Словом «пацаны называют себя «дети улицы . Другими словами, представители дворовой субкультуры. Прочие же люди называют их гопниками. Сами себя они, конечно же, таковыми не считают.

Кстати, само слово «пацан происходит от одесско-еврейского слова «поц и дословно переводится как «маленький пенис .
У пацанов, или гопников, черно-белое восприятие жизни (кстати, это признак ограниченного мышления). Поэтому, по их «понятиям , люди делятся на две категории: «пацаны и все остальные. По понятиям гопников, кто не пацан – тот лох.

Реальный пацан, чОткий пацан, ровный пацан, правильный пацан. «Реальный пацан – это «пацан , живущий «по понятиям . Четкий пацан – это пацан, который всегда знает четкий ответ, кто неправ. Неправ у него всегда собеседник. Правильный пацан – это тот, кто живет по правильным понятиям, смотрит правильные фильмы, слушает правильную музыку… В общем, человек толпы и зомби.

«Жить по понятиям , по сути, значит жить по воровским понятиям. Понятия – это нормы, неписаные правила и законы, которые придуманы арестантами (зеками) для выживания в тюрьме. Можно сказать, что «понятия — это законы волчьей стаи.Иногда эти негласные правила совпадают с общечеловеческими, иногда нет.

Например, если «пацан «нарезал телефон у обычного человека («лоха ), это по понятиям гопников хорошо. Есть чем прихвастнуть. Если же «пацан украл у «своего – то он «крыса , которая за это будет отвечать перед «пацанами .Т.е. «понятия пацанов (неписаные правила гопников) защищают только свои интересы. На остальных людей эти понятия не распространяются.

Как тюремные «понятия смешались с улицей? По разным причинам.Во-первых, мода на криминал и гопников началась еще в 90-х годах, когда балом правили криминал и преступность, «крутые парни и «новые русские».Во-вторых, многие преступники 90-х (те, кого не убили «на разборках ), отмотав срок, «откинулись с зоны.

После освобождения из тюрьмы отсидевшие хулиганы учат жить «по понятиям «молодняк .

В-третьих, романтика преступного мира. Романтичным его делает массовая культура. Фильмы «Бригада , «Жмурки , «Бумер , «Брат создали образ «героя нашего времени , потому что настоящих «героев времени у нас нет.

Раньше это были Виктор Цой, Высоцкий, Тальков – но это были сильные личности, борцы, у которых было чему поучиться. Сейчас эти «герои «Любви на районе – серая масса «пацанов , которые «живут по понятиям . «Реальные пацаны , которые слушают «правильную музыку: шансон (любой – от Круга до Кучина), блатные песни, рэп («Каста , Серега), примитивную поп-музыку.

Образ идеального «реального пацана очень отличается от настоящего. Например, возьмем «понятие : «пацан сказал – пацан сделал . Конечно, отвечать за слова нужно, и не только «пацану , но и любому человеку.

Вот только почему-то чаще бывает так: «Пацан сказал – пацан не сделал. А потом опять сказал. Как говорится, «второй раз как первый раз …
Кстати, как и все «понятия , это правило «реальных пацанов только для «своих .

Ко всем остальным правило «сказал – сделал не относится.

Чтобы выглядеть «реальным пацаном , необязательно сидеть в подъезде и на остановке на кортках (как принято на зоне), лузгая «семки и бухать водку и пиво из пластиковых стаканчиков.

Достаточно сделать тупое и хитрое выражение лица (не дай бог еще ботаном назовут!), постричься под полубокс или налысо, сделать голос зычным, а походку развязной. Всю дурь (т.е. умные слова и мысли) выкинуть «из башки , и говорить всюду на просторечном блатном жаргоне.

«Своих» называть «братан», девчонок «бабами» и «телками», обычных людей — «лось», «конь», «терпила», «вася» и т.д. по ситуации.

Для пущей убедительности нужно как можно агрессивнее наезжать на тех, кто послабей: «Слышь, ты пацан или лох?» или «Слышь, а ты по понятиям живешь или нет?» Обязательно рассказывай пацанам, когда и сколько ты бухал, сколько баб «поимел» и как развел очередного лоха. Главное, чтоб у «братанов» была к тебе «уважуха». Типа, ты реальный пацан и все такое.

А вообще, мода на «реальных пацанов через несколько лет пройдет. Иметь за плечами срок «отсидки уже не «круто , и даже бывшие уголовники подались в бизнес. Серая масса гопников («реальных пацанов ) постепенно превратится в серую массу обывателей и потребителей с мещанскими представлениями о жизни. И если сегодня закон улицы «кто сильнее, тот и прав , то завтра будет прав тот, у кого больше «бабок .
Впрочем, это происходит уже сегодня. Просто присмотритесь внимательнее.

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-4623-kak-byt-realnym-pacanom

Тюремные касты или “масти”: как устроена тюремная иерархия

Население российских СИЗО, тюрем и лагерей неоднородно: оно делится на своеобразные касты, называемые в среде заключенных «мастями». Заключенные, относящиеся к разным мастям, имеют фактически разный статус, разные права и обязанности и занимают разное положение в тюремной иерархии.

Самая многочисленная группа заключенных в СИЗО и колониях — так называемые «мужики». Это, как правило, случайные преступники: они в чем — то нарушили закон, а то и просто оказались не в том месте не в то время.

 При этом они живут на свободе нормальной обывательской жизнью: работают, заводят семьи и не занимаются преступным промыслом профессионально. Обыкновенно они продолжают работать и в неволе, — например, “на промке” (на производстве) в лагере, и не видят в этом ничего зазорного.

Их цель — с минимальными физическими и психологическими потерями пережить период заключения и вернуться в свой круг, откуда они были вырваны арестом, чтобы по возможности больше не возвращаться за решетку.

Работу в лагере “мужики” рассматривают, во-первых, как нормальное времяпровождение взрослого мужчины, и во-вторых, как возможность заслужить поощрения, приближающие УДО.

Исключением, пожалуй, можно считать работу в отряде хозобслуги: во многих колониях “мужики” на нее не согласятся как на слишком приближенную к администрации: с начальством в местах лишения свободы “мужики” предпочитают не ссориться, но и от сотрудничества с ним отказываются. Редко когда заключенный из касты “мужиков” пойдет на должность библиотекаря или завхоза.

“Мужики”, как правило, не принимают участия и в «общих делах», то есть не участвуют в распределении «общего» и решении вопросов с администрацией, не становятся смотрящими и положенцами.

Впрочем, в редких случаях бывают и исключения: толковый “мужик” может стать “смотрящим” за камерой или ответственным за решение какого-то конкретного вопроса (на тюремном жаргоне это называется «загрузиться» каким-то вопросом).

Например, за сбор, учет и расходование денег и других материальных благ, собранных на нужды централа.

Менее многочисленной, но более влиятельной кастой выступают “блатные” (сами они предпочитают называть себя “бродяги” или “босота”). Блатные – это не случайные, а профессиональные преступники, живущие исключительно преступным промыслом.

К ним в криминальном мире обычно предъявляются высокие требования: в идеале “бродяга” не должен работать ни на воле, ни в заключении, не должен служить в армии или быть связанным с органами государственной власти.

“Бродяга” не может уйти работать “на промку” (на производство), а тем более – в отряд хозобслуги или на должность при администрации.

Блатные занимаются решением общих вопросов в местах заключения, то есть сбором и распределением денег “на общее”, решением вопросов с администрацией (вопросы как правило касаются условий содержания заключенных и решаются переговорами, взаимными уступками, иногда откровенно коррупционным путем). Если добиться компромисса не удается, а условия содержания становятся невыносимыми, блатные могут организовать заключенных на акции протеста (голодовки, членовредительство, бунты).

“Блатные” присутствуют не во всех тюрьмах и лагерях, точнее не везде присутствуют открыто. В “красных”, режимных лагерях ситуация иная – там всем заправляет администрация и ее актив – “козлы”, и ни на какие компромиссы с представителями криминальной субкультуры они не идут.

Скорее наоборот: в таких учреждениях “блатных” обычно прессуют, заставляют отказываться от названия «бродяги», силой или угрозами загоняют в актив.

Часто от них требуют надеть красную повязку (символ сотрудничества с администрацией), заставляют выполнять какую-то неприемлемую для них или грязную работу — например, почистить туалет.

Особняком среди других тюремных каст стоят так называемые «воры» («жулики», «урки»), на языке правоохранительных органов и прессы именуемые часто «ворами в законе» (Более подробно об этом читайте в материале “Смотрящие, положенцы, воры: кто они такие и как себя с ними вести”).

 Вор – «криминальный авторитет», он стоит на вершине иерархии преступного мира, как в местах лишения свободы, так и на воле. “Понятия” предъявляют к Ворам самые высокие требования и наделяют из самой большой властью в среде заключенных.

Как правило, слово Вора в тюрьме или в лагере – это закон, которому, как ожидается, должны следовать все заключенные. Все воры – выходцы из блатных. “Мужик” не может стать вором в силу самого своего образа жизни.

В советские времена ворам запрещалось иметь семью, работу, собственность, сейчас требования несколько смягчились.

Ниже “мужиков” на иерархической лестнице располагаются «шныри» («шестерки»), то есть те, кто добровольно (или почти добровольно) за какие-то блага начинают обслуживать других заключенных (на тюремном жаргоне — «шестерить» перед ними).

Бывает и так, что “шнырями” становятся под давлением каких-то обстоятельств, чувствуя себя в чем-то виноватым или должным перед остальными. “Шныри” могут убираться в камерах, стирать одежду другим заключенным, готовить еду – фактически выступать в качестве обслуги.

Излишне говорить, что данная категория заключенных не пользуется большим уважением в тюремной среде.
Если “шнырями” становятся, как правило, добровольно, то в касту “шерстяных” (или “шерсть”) попадают за какие-то проступки, считающиеся в среде арестантов непорядочными.

К примеру, арестант, укравший что-то (“крыса”) или попросивший администрацию перевести его в другую камеру (“сломившийся из хаты” “ломовой”), автоматически попадает в “шерсть” и среди общей массы заключенных уже сидеть не будет.

“Шерстяные” чаще всего встречается в СИЗО, в лагерях они как правило быстро примыкают к активистам («козлам»). Существуют отдельные камеры в СИЗО, которые заключенные так и называют “шерстяными”.

Так, например, “пресс-хаты”, по определению “шерстяные”, поскольку те, кто прессует других заключенных, в арестантской среде считаются крайне непорядочными. (при этом не все “шерстяные” камеры обязательно “пресс-хаты”).

Вне зависимости от причины ухода в «шерсть», вернуться обратно в “мужики” уже невозможно. Впрочем, любой переход из низшей касты в высшую в тюремном мире не предусмотрен.

«Козлами» («красными», «вязанными», «активистами») называют тех, кто идет на открытое сотрудничество с администрацией исправительного учреждения. Такое сотрудничество может выражаться по-разному.

Некоторые заключенные идут работать в отряды хозобслуги, другие занимают должности завхозов или библиотекарей в колониях. Иногда «козлы» выполняют для администрации учреждения откровенно карательные функции, прессуя других заключенных.

Такое явление характерно для жестких, режимных лагерей, где всем заправляет администрация при помощи «активистов». Раньше такие активисты формировали секции дисциплины и порядка (СДП), теперь эти секции официально упразднены, но по сути никуда не делись.

В “пыточных” колониях активисты обычно встречают этапы с заключенными, избивают их, вымогают деньги, заставляют отказываться от статуса «блатного» и в дальнейшем поддерживают режимный «порядок» в лагере.

Самой низшей кастой в тюремной иерархии признаются «обиженные» («петухи», «опущенные», “отделенные”). Эта “масть” обязательно присутствует во всех исправительных учреждениях, включая места лишения свободы для бывших сотрудников и откровенно “красные” зоны.

“Отделенными” считаются заключенные, вступавшие в пассивный гомосексуальный контакт, а также те, в отношении которых был совершено действие сексуального характера. Так, в некоторых жестких “красных” колониях администрация использует сексуальное насилие в качестве наказания, а угрозу его применения — как устрашение. Подвергнутых такому наказанию автоматически переводят в касту “обиженных”.  

“Отделенным” в некоторых лагерях можно стать и за то, что ты принял что-то у представителя низшей касты или поел с ним из одной посуды. Впрочем, если сделавший это не знал, что берет у “обиженного”, то он может избежать перехода в низшую касту: сделанное «по незнанке» обычно не влечет за собой негативных последствий.

Раньше в “обиженные” автоматически зачисляли тех, кто был осужден по уголовным статьям за сексуальное насилие, но в последнее время из-за большого количества сфальсифицированных дел по 131-135 статьям УК в воровском мире стало принято сначала разбираться. Если человек может объясниться и доказать, что стал жертвой оговора и фальсификации, то к нему применяется нечто вроде презумпции невиновности.

“Обиженные” обычно сидят отдельно, живут обособленно, едят за отдельным столом, и имеют свою посуду, которой нельзя пользоваться другим заключенным. Они выполняют как правило самую грязную работу: моют полы, туалеты и т.д.

Читайте также:  Уклонение от уплаты алиментов: ст. 157 ук рф в 2018 году - чем грозит, ответственность

В советское время, когда было большое количество политических заключенных, «политические» фактически стали отдельной кастой.

Сейчас в большинстве тюрем и лагерей России об этом уже забыли и смотрят с недоумением на того, кто называет себя политическим. Количество политзаключенных в России растет, но пока еще далеко до того, чтобы считаться отдельной “мастью”.

Сейчас большинство “политических” живут в лагерях “мужиками”, что довольно естественно для людей, не ведущих преступный образ жизни.

Немного особенно смотрятся «коммерсанты» — бизнесмены, осужденные по экономическим статьям.

Нередко возникают вопросы, кем их считать: можно ли их зачислить в “мужики”, если они не работают, а являются собственниками и управленцами бизнесов? “Блатными” коммерсантов тоже не назовешь — они придерживаются другого образа жизни и других ценностей.

Поэтому обычно коммерсанты со временем распределяются по разным “мастям”. Кто-то из них живет «мужиком», но многие предпочитают, доехав до лагеря, пойти на должность, то есть формально стать “козлом”.

P.S Тюремный консультант не приветствует сохранение кастового деления в среде заключенных и не пропагандирует его, но считает нужным с ним ознакомить, поскольку это объективно существующее явление и с ним часто приходится считаться.

Источник: https://vturme.info/ru/tyuremnye-kasty-ili-masti

Как устроена тюремная иерархия в русской тюрьме?

В отечественных местах не столь отдаленных все заключенные подразделяются на четыре тюремные касты (их еще называют мастями), по мере значимости в зековской иерархии – блатные, мужики, козлы и петухи.

Существуют еще и «ответвления» от этих мастей, но принципиального, самостоятельного значения они, по большому счету, не имеют.

Скатиться вниз по тюремной иерархической лестнице можно запросто, а вот подняться наверх практически нереально.

Блатные

Это короли в тюремной иерархии, выше блатных только воры в законе. Но «законников» несколько сотен, а блатных десятки тысяч. Именно они «держат» зону или тюрьму. Блатные обычно не работают, но в любом случае официальная должность на зоне для них западло, иначе неминуем перевод в «козла».

Любая должность на воле, так или иначе связанная с обслуживанием (таксист, официант, парикмахер), служит запретом для получения на зоне (в тюрьме) статуса блатного. Блатным также не может стать прошедший армейскую службу. Блатные вправе расходовать деньги из «общака» на «целевые» нужды – подкуп, «подогрев».

Они также разбирают внутритюремные конфликты «по понятиям» и назначают наказание виновным.

«Мужики»

Их на зоне количественно больше, чем представителей остальных мастей. Удел «мужиков» – работать. Нормальный «мужик» не встревает в разборки блатных (да «мужики» и не имеют в них права голоса), не сотрудничает с администрацией МЛС. В основном «мужики» – это не «профессиональные» сидельцы, главная их задача – отбыть срок и возобновить нормальную жизнь на воле.

«Козлы»

Те, кто пошел на сотрудничество с «хозяином» (администрацией МЛС) – завхозы, коменданты и т.п. В «черных» зонах, где верх держат блатные, «козлов» могут даже изолировать от остальных зеков.

В «красных» МЛС у «козлов» есть режимные послабления и другие привилегии, отличающие их от других осужденных.

Фраза «за «козла» ответишь» – из зоновского лексикона: назвать в тюрьме человека «козлом», если тот таковым не является – тягчайший косяк, за такое должна последовать незамедлительная «ответка», иначе обозванный в действительности рискует быть переведенным в ранг «козлов».

Те, кто пошел на сотрудничество с «хозяином» (администрацией МЛС) – завхозы, коменданты и т.п. В «черных» зонах, где верх держат блатные, «козлов» могут даже изолировать от остальных зеков. В «красных» МЛС у «козлов» есть режимные послабления и другие привилегии, отличающие их от других осужденных.

«Петухи» или «опущенные»

Самая низшая каста в тюремной иерархии. Не сказать чтобы многочисленная в процентном соотношении с другими мастями, но к «опущенным» условно можно отнести также опустившихся зеков – «чушков», не следящих за собой, не мытых, грязно одетых. «Чушко», как и «петухов», на зоне сторонятся и их место часто также у параши. «Петух», строго говоря, – пассивный гомосексуалист.

Либо «голубой» (вне зависимости от активно-пассивной позиции), пришедший таковым с воли, либо «обиженный» уже на зоне. «Петухи» не обладают на зоне никакими правами, они изгои, от которых остальные сидельцы стараются максимально дистанцироваться – у «голубых» своя посуда с дыркой и собственное место поближе к туалету.

Вся грязная работа в неволе – мытье сортиров, обслуживание помойных ям и многое другое – на «опущенных».

Слово «петух» и родственные ему слова – «курица», «курятник», «гребешок» и все остальные, хоть каким-то образом связанные с этой птицей – очень оскорбительны по отношению к конкретному осужденному, за них сразу же требуется призывать к ответу, иначе этот статус также, как и с «козлом», к зеку может прилипнуть, и уже безвозвратно.

«Шестерки», «шныри», «шерстяные» и «фуфлыжники»

«Шестерки» – слуги, слабохарактерные люди, готовые за подачку выполнять разного рода указания. «Шестерок», разумеется, никто не уважает, поскольку на зоне каждый сам за себя.

Классический тип «шныря» – Промокашка в фильме «Место встречи изменить нельзя», у него и кликуха подходящая для масти. «Шныри» прислуживают блатным, по сути, они те же «шестерки». За неимением «объекта поклонения» легко могут быть переведены в «опущенные».

«Шерстяные» – беспредельщики, либо своей воле, либо по наущению «хозяина». Нередко это блатные, которые повели себя не по понятиям. «Шерстяных» «правильные» зэки обычно режут или переводят в разряд «петухов».

«Фуфлыжник» – «двинувший фуфло», «блефанувший» – зек, своевременно не расплатившийся за проигрыш в азартных играх на интерес. Карточный и иной долг на зоне – дело святое, поэтому участь у неплатежеспособного «фуфлыжника» незавидная.

Источник: http://chert-poberi.ru/interestnoe/kak-ustroena-tyuremnaya-ierarhiya-v-russkoy-tyurme.html

Записки заключенного: арестантская диалектика

Возможно, этот материал многим покажется спорным, поэтому сразу хочу отметить, что при его написании я опирался исключительно на свои наблюдения и умозаключения, сделанные зеками, с которыми я встречался за время отсидки. Никакой специальной литературы я не читал, чтобы не портить впечатление от увиденного в МЛС…

Немного общих размышлений

У Иммануила Канта есть термин: «категорический императив» — высший нравственный закон, обязательный к исполнению любым человеком. Это же определение вполне может подойти и для зоновских понятий.

© Sputnik / Сергей Ермохин

Понятия — больная тема для заключенных. Из-за них периодически возникают споры, которые бывает трудно разрешить. Опираясь на эти правила, в тюрьмах и лагерях решают человеческие судьбы. Понятиями стараются охватить все сферы жизни заключенных. А «правильные» люди должны жить по этим законам не только за решеткой, но и на воле.

Как таковые, понятия нигде не прописаны, по крайней мере, я или кто-нибудь из тех, с кем я сидел, не видели документа, описывающего их.

По ним просто живут: кое-что взято из фильмов про 90-е, многое передается от старых сидельцев молодым, что-то додумывается по ходу срока и опирается на опыт отсиженных лет.

И все это оставляет большие возможности для спекуляции. Обычно в подобных спорах прав тот, у кого лучше подвешен язык.

По «мастям»

Во многих сферах, которые регулируются понятиями, нет четких и окончательных определений, хотя сами эти вопросы жизненно важны для зоны. Например, плохо обстоит дело с обозначением категории «мужик». Казалось бы, в чем проблема — мужик, он и в Африке мужик, да и что такого важного в этом определении?

Но дело в том, что зеки делятся на несколько «мастей» (своеобразные социальные классы), статус и функции которых довольно сильно разнятся. Переход из одной «масти» в другую может быть только вниз. Это разделение сохраняется и на свободе. Низшая категория осужденных — так называемые «опущенные» или же «петухи».

Они делают самую грязную работу, оказывают сексуальные услуги другим заключенным и абсолютно бесправны.

Вторая «масть» — «нечисть» (конечно, многие не выводят этих людей в отдельный социальный класс, но, по моим наблюдениям, нечисть — это все-таки «масть»): «крысы» — укравшие у своих, «черти» — не следящие за собой, в общем, люди, грязные морально и физически.

Третья, «мужики» — костяк зон и девяносто процентов населения. Четвертая масть — блатные, высшая каста в МЛС, которая решает вопросы «по понятиям», служит воровской идее и должна идти в борьбе с милиционерами до победного конца, ну или уметь с ними договориться так, чтобы было хорошо «мужикам».

Пятая «масть» — это воры в законе, короли преступного мира.

Чтобы стать вором, человек должен «идти по жизни ровно», поскольку перед «коронацией» по всем лагерям и тюрьмам идут «малявы» (записки), где говорится, кого хотят сделать королем, и спрашивают, «знает ли кто-нибудь косяки за ним»? И если все чисто, то человеку надевают «воровскую корону».

© Sputnik / Михаил Фомичев

Почему некоторые не выделяют «нечисть» в отдельную «масть»? Потому что, в принципе, и «черти», и «крысы» остаются «мужиками», несмотря на то, что относятся к ним немногим лучше, чем к «опущенным».

«Коней» (слуг) тоже довольно часто набирают из этой категории граждан, хотя не всегда. Но нормальными «мужиками» «нечисть» уже никогда не станет, потому что попадают в разряд «крыс» и «чертей» за определенные поступки и соответствующее отношение к жизни.

Поэтому многие выносят «нечисть» в отдельную «масть».

«Козлы» — заключенные, сотрудничающие с администрацией и занимающие какую-либо должность при ней, по понятиям, — тоже отдельный социальный класс. Хотя в жизни о том, что зеки, занимающие должности, не дотягивают даже до «мужиков» вспоминают редко, тихо и только в узком кругу, ну или во время ссор с «козлами».

«Мужской» вопрос

Поскольку практически во все социальные группы попадают за какие-то поступки, то с определением «мастей» вопросов не возникало. Всех, кроме «мужиков», могли четко описать: кто, за что и почему находится именно на этой ступени в иерархии.

И только с «мужиками» были проблемы, вытекающие из того, что понятия нигде не прописаны, а чтобы находиться в этой касте, никаких особенных поступков совершать не нужно.

За годы отсидки я слышал минимум десять невнятных объяснений, кто такой «мужик», причем, многие из них противоречили друг другу.

Пояснение «масти» — это не столько поиск арестантской самоидентичности, сколько вопрос того, останешься ты на этом социальном уровне или упадешь ниже.

По понятиям, человек, который не может объяснить свою «масть», не должен в ней находиться. Поэтому знание социальных классов в зоне жизненно необходимо, это фундамент понимания лагерной жизни.

И уже на этом, основном уровне, у зеков были «разброд и шатание».

© Sputnik / Сергей Ермохин

Немного «общего» для здоровья не вредно

А дальше… А дальше не лучше. Есть такое понятие как «общее».

Его собирают для помощи тем, кто уезжает в «крытку» («крытая тюрьма» — тюрьма в тюрьме, в ней отбывают наказание «злостные нарушители режима содержания», а после «крытки» зеки возвращаются сидеть в тот же лагерь, откуда их вывезли); тем, кто уезжает в больницу; на встречи из ШИЗО и БУРов (изоляторы для нарушителей разной степени тяжести) — в общем, для случаев, когда нужно помогать «всем миром».

По понятиям, часть в «общее» должны нести все мужики с любой прибыли, будь то посылка, зарплата, выигрыш или же выгодная сделка. Это одна из причин, почему блатные должны поддерживать мужиков. Есть смотрящий за «общим», на котором лежит огромная ответственность. А кража из «общака», наверное, один из самых страшных грехов!

Я лично видел, как двое «правильных» зеков ели колбасу, которую им принесли на встречу из ШИЗО, причем они смогли объяснить это даже как-то по понятиям.

Мой знакомый, сидевший в другой зоне, видел, как смотрящий за «общим» отдавал игровой долг сигаретами, которые этот парень занес в «общак».

Но, поскольку доказательств у него не было, а сидел он еще недолго, мой товарищ решил не поднимать скандал.

Многие рассказывали, как разные смотрящие и блатные тянут из «общего» для своих нужд. А сдавать туда необходимо, иначе никак.

Конечно, не все зеки — «бесчестные сволочи», есть среди них и «идейные люди», но таких гораздо меньше.

© Sputnik / Сергей Пятаков

Когда в моем лагере убрали одних блатных, других освободили, а третьи стали завхозами, когда понятия стали меньше регулировать жизнь и когда полностью убрали смотрящих, многие зеки вздохнули с облегчением, поскольку теперь им мешала жить только милиция.

Вместо заключения

Большинство заключенных считает, что «понятия» были придуманы милицией, чтобы заключенными было легче управлять: дополнительный свод правил, кроме установленного администрацией, вводит и дополнительные ограничения. Я думаю, что это не совсем так.

На мой взгляд, понятия были нужны, чтобы как-то регламентировать арестантскую жизнь на огромных просторах СССР.

К примеру, такая обидная масть, как «черти», могла появиться, чтобы заставить зеков (многие из которых не сильно заморачиваются личной гигиеной) мыться во время долгих этапов и в самих зонах.

Даже сейчас, когда в зонах есть все условия для того, чтобы быть всегда чистым и опрятным, многие ухитряются запускать себя до ужасного состояния, пока их, иногда чуть ли не силой, не заставят постирать вещи или сходить в душ.

То есть понятия регулируют все сферы быта: от интимной и до питания. Вернее, так было раньше, когда они, видимо, были необходимы.

Сейчас же многие запреты и правила пересматриваются и смягчаются, поскольку жизнь идет, и понятия должны соответствовать времени, чтобы от них окончательно не отказались. Потому что в противном случае профессиональные представители преступного мира потеряют власть в зонах, которая держится исключительно на их умении правильно и красиво преподнести неписанные правила в свою пользу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://sputnik.by/society/20170108/1026846419/kak-zakluchennye-raspredelyayut-masti.html

«Мужики» на зоне

По воровским понятиям, «мужик» – это не «системный» вор, случайный «пассажир», заехавший в зону за совершение какого-либо преступления, чаще бытового.

Читайте также:  Что такое рэкет в 2018 году? кто такой рэкетир?

Что это за масть

Автор книги «Как выжить и провести время в тюрьме» Виталий Лозовский определяет эту масть как одну из наиболее распространенных в местах заключения, где соблюдаются воровские законы (в действительности «мужиков» там большинство), вторая по численности – блатные. Нацбол Роман Попков, отсидевший 2 года за хулиганство, уточняет, что понятие «мужик» в тюрьме не равнозначно «мужчине» – это всего лишь статус осужденного.

Лозовский характеризует «мужиков» как сидельцев, попавших в тюрьму «как бы случайно», это не «профессиональные» преступники, которые не жалеют заниматься на воле ничем иным, кроме воровства, грабежей, разбоев или иных противозаконных действий. Классический «мужик» – это человек, преступивший закон по пьяному делу, по глупости или из жадности.

Какие у них права

По словам Виталия Лозовского, у «мужиков», занимающих «среднюю» позицию между блатными и «чушками» (опущенными», «петухами», «чертями»), гораздо больше прав, чем у представителей последних категорий осужденных.

Они, к примеру, могут не заниматься уборкой помещений, как жилых, так и производственных (это участь «чертей»), «мужиков» при соблюдении ими воровских понятий блатные не угнетают.

Как правило, эта категория осужденных держится обособленно от «профессиональных» воров, поскольку «мужики» не собираются посвятить преступной деятельности всю оставшуюся жизнь, в неволе они работают и по возможности стараются не встревать в какие-либо конфликты с администрацией тюрьмы (зоны), чтобы заслужить условно-досрочное освобождение.

Что запрещено «мужику»

Как говорит Иван Асташин, приговоренный к 9 годам за организацию ряда терактов и до сих пор отбывающий срок наказания, «мужик» в местах заключения не должен сотрудничать с администрацией и быть пассивным гомосексуалистом.

Если он идет на контакт с начальством тюрьмы (зоны), то автоматически переходит в статус «козла» (особая масть осужденных, презираемая блатными), а за пассивный гомосексуализм сидельца опускают до положения «петуха» – представителя низшей касты заключенных.

У «мужиков» нет прав для участия в воровских «правилках» (совещаниях воров в законе, где разбираются те или иные поступки осужденных на предмет их соответствия понятиям). Соответственно, «мужик» не может решать вопросы о переводе какого-либо заключенного в другую масть.

В целом, как отмечает Виталий Лозовский, «мужикам» запрещается все то, на что наложено табу и для остальных осужденных, если в заключении соблюдается воровской закон – материться, неосторожно обращаться к другим сидельцам (к примеру, призывать человека к ответу, если в этом нет необходимости), контактировать с представителями низших каст, воровать у своих и т.д.

Предыдущая записьНазадСледующая записьДалее

«Мужики» на зоне: кто такие и что им нельзя

Источник: http://homad.ru/muzhiki-na-zone-kto-takie-i-chto-im-nelzya/

Как зэки себя удовлетворяют

Издавна народная молва и песни, а сейчас нередко средства массовой информации и писатели детективов идеализируют обитателей зон и тюрем.

Их воображение, оторванное от реальности, рисует им этакий романтический образ сидельца — благородный разбойник с замашками Робин Гуда.

Сам я провел за решеткой двенадцать лет и утверждаю, что за колючую проволоку (за редчайшим исключением) попадают не лучшие представители человечества.

Все рассказы про воровские понятия — красивые сказки. В неволе очень немногие могут жить сносно. Сильные и хитрые подавляют слабых и туповатых.

Особенно трудно первоходам — они не знают нравов тюрьмы и нередко попадают впросак не но собственной глупости, а потому что не догадываются об обычаях и порядках, царящих в камерах.

Иногда безобидные на первый взгляд слова по укоренившейся годами традиции таят в себе скрытый смысл.

В местах лишения свободы народ общается совсем иначе, чем на воле. Как я уже говорил, многие слова имеют другое значение. Из-за этого приходится следить за «базаром» и быть постоянно начеку. Иначе ты можешь невольно оскорбить собеседника или сам нарваться на грубость. Или поставить себя в смешное положение.

Все россияне, конечно, наслышаны, что означают среди засиженной братии выражения «козел» и «петух».

Многие зэки — тонкие психологи, потому что годами очень тесно общаются с массой народа и видят, кого можно задевать, а кого нет. Задевать так, чтоб не поставили на место окружающие.

Морально слабого унижают скрытым смыслом прибаутки. Горе тому, кто не знает, как правильно ответить на враждебные выпады. Защита должна быть адекватной нападению. В каком-то случае надо посмеяться. В другом — ответить на грубость грубостью. В третьем — без промедления ударить острослова.

Простой пример. Один сокамерник говорит другому: «Сегодня видел сон, в нем ты меня от смерти спас. Идем мы по пустыне, меня змея укусила, а ты яд отсасывал. Змея-то меня в член цапнула».

Или скажет: «Нравится мне в тебе одна черта. Та, что между булок (ягодиц) находится». Здесь, конечно, надо смотреть на личность собеседника — насколько он вам близок, как он котируется в зоновской иерархии.

Или обратить все в шутку, или дать по голове.

Особенно много прибауток у зэков направлено на обсуждение гомосексуальных тем. Зэки часто обмениваются шпильками в адрес друг друга. Не дай Бог. если ты в душе мыло уронил — нагнешься за ним и тут же услышишь: «О, это он, наверное, специально сделал!»

Витают в воздухе стихи в том же духе. К примеру: «Лучше нет влагалища, чем очко товарища», «Кто кого поборет, тот того и порет», «Жили-были два Ивана, жили-были без девчат, завалил Иван Ивана, только яйца и торчат». Или: «Петуха „имел» за баней. Журавли летели. Петух на х** серанул — сапоги слетели».

Подобные «шедевры» можно перечислять часами. Арестанты вообще на серьезные темы говорят только с очень близкими товарищами, «семейниками». С остальными перекидываются шуточками. Своеобразная защитная реакция от окружающего мира.

Хотя близкие знакомые, имеющие авторитет, могут позволить по отношению к равным себе любые фразы, заодно бросая и вызов толпе. Один кричит: «О, тебя еще не трахнули!» В ответ слышит: «Трахнуть-то трахнули, но доказать не могут».

Первое, на чем можно «опустить» новичка, не прибегая к беспределу, это азартные игры. Все наслышаны, что, попадая на нары, играть «на интерес» не стоит. И поэтому напрямую осторожному зэку делать ставки не предложат.

Но вовлечь в игру можно так: «Давай сыграем, а то скучно»,— «Я не хочу»,— ответит вновь поступивший. «Да не боись, мы на просто так перекинемся». Если согласился и проиграешь — предъявят. Фраза «просто так» означает «просто — в жопу», «так — в рот».

Окружающие подтвердят, что это соответствует действительности.

Или садится играть новичок и засиженный урка. После одной партии урка предлагает: «Так неинтересно, давай на сигареты или спички играть, ставка — по одной». После очередного кона спрашивает: «Ну что, еще по штуке?..» Выиграв, заявляет, что проигравший дает одну штуку (тысячу) рублей или баксов. Такое, конечно, прокатывает с туповатыми, запуганными «чертями», но в тюрьмах их немало.

Есть опасность и в честных играх, если сразу не просчитаешь ситуацию. Предлагает сразиться в шахматы — двадцать партий. Ставка — сигарета, в случае ничьей — ставка удваивается. Предложение поступает от очень опытного игрока. Он делает двадцать ничьих. И если первый взнос — одна сигарета, то в конце цифра вырастает до 588 608 штук. Арифметическая прогрессия!

Хотя при тех порядках, которые царят сейчас за решеткой, долги отдают немногие. Обычно бегут жаловаться операм. Те вызовут игровых и предупредят, чтобы не трогали проигравшего. Кому охота получить дополнительный срок, разобравшись с должником? Правда, с некоторых честных удается получить деньги, вещи. Бывает, родственники с воли помогают расплачиваться.

Ссоры, драки, убийства нередко случаются в камере из-за ерунды. Причины лежат на поверхности: девяносто процентов арестантов имеют психические отклонения. Нельзя не учитывать таких факторов, как постоянные стрессы, половое воздержание, перенаселенность. Отсюда — нервные срывы. Невинный спор может перерасти в поножовщину. За решеткой не редкость водка, брага, самогон.

Хотя ничего страшного в неволе нет. Сильные духом становятся только сильнее. Если психопаты заезжают, их состояние только ухудшается. Про таких я, кстати, говорю: они не нервные, а распущенные.

Выкидывая всевозможные фортели, такие психи выбирают, перед кем можно выпендриваться. Они ведь не станут прыгать, как настоящие больные, на более сильного или на автомат. Конечно, между нормой и психическим отклонением порой слишком тонкая грань.

Как можно, к примеру, назвать человека нормальным, если он с ног до головы искололся татуировками или экспериментирует с половым членом, не только как я описывал ранее, но и совсем по-варварски. Например, ловят мышь, отрезают у нее уши. Делают два разреза на своей крайней плоти и пробуют вживлять туда мышиный орган слуха.

Свято веря, что такое возможно. Все нередко кончается нагноением и ампутацией мужского достоинства, длительным лечением.

Впрочем, многие только и мечтают попасть на больничную койку. Любым путем. Не секрет, что в зонах и тюрьмах жизнь тяжелая. В больницах для зэков нравы помягче. Кстати, вопреки общепринятому мнению, в этих заведениях нормально лечат и обращаются с пациентами.

На фоне серых будней попасть в санчасть — как на курорт съездить. Но ведь для этого надо еще ухитриться заболеть. Вот некоторые и занимаются членовредительством. На жаргоне — делают мастырку. Часто сдуру калечат себя. Способов (помимо манипуляций с пенисом) великое множество.

Соскабливают с зубов налет и загоняют под кожу руки или ноги. Вскоре начинается заражение. Бывает гангрена и как следствие — ампутация. К таким же печальным последствиям может привести действо, когда зэк набирает шприц чужой слюны и вводит ее в свою конечность.

Чтобы вызвать высокую температуру, в вену загоняют холодную воду. Мастырщики «косят» на язву, принимая внутрь хлорку.

Иногда глотают «якорь»: затачивают оба конца булавки, разгибают ее в другую сторону до упора (отпусти — спружинит), засовывают в половину карамельки, глотают.

Желудочный сок разъедает конфету, и булавка возвращается в прежнее положение, впивается в стенки желудка. Естественно, неминуемы хирургическое вмешательство и инвалидность.

Есть еще много способов съехать на больницу, но вам они, конечно, неинтересны. Вы так делать не станете, даже за решеткой.

Расскажу лучше, как, кроме мастурбации и гомосексуализма, зэки себя удовлетворяют. Все, конечно, наслышаны, что в местах лишения свободы процветает педерастия. Но не всякому нравится иметь партнера того же пола. И не всегда «петухи» доступны. В зоне их полно, а в тюрьме «обиженных» не обязательно содержат с «мужиками». Остается — мастурбация.

Многие только так и снижают напряжение. Но есть среди заключенных и не очень брезгливые люди с извращенной фантазией. Для полового удовлетворения они используют весьма экзотические приемы. В СИЗО раз в неделю камеры обходит медицинский работник. Спрашивает, кто чем болен, и может выдать немудреное лекарство. Некоторые просят валерьянку. Применяют капли весьма своеобразно.

По территории изолятора бегает много кошек. Зэк мажет валерьянкой гениталии, а кот их интенсивно лижет, пока извращенец не достигнет оргазма. Бедных животных используют и по-другому. Кота сажают в валенок или сапог вперед головой, чтоб не царапался. Потом несчастное животное насилуют в задний проход. Само собой, шансов выжить после такой экзекуции у кота нет.

Но подобное глумление над меньшими братьями — редкое исключение.

Самый извращенно-эксклюзивный метод секс-разрядки следующий. Во многих камерах сейчас есть тазики для стирки. В таз садится голый зэк, чтобы из воды торчала его крайняя плоть. Поймав большую муху и оторвав у нее крылья, сажает ее на головку пениса. Муха в воду не пойдет, улететь не может, вот и носится как угорелая. Удовольствие в тюрьме — редкость, разрядка наступает быстро…

Таких случаев вообще единицы. Для этого надо, чтобы в камере одни скотонидоры собрались. Нормальные люди им так развлекаться не позволят.

Вернемся еще раз к разговору о беспределе. Вообще, кричать о нем и несправедливости глупо. Раз к вам на протяжении длительного времени плохо относятся, виноваты только вы.

Почему иные зэки в шестьдесят килограммов весом ходят в авторитетах, а в то же время сильные стодвадцатикилограммовые парни ошиваются в «шестерках»? В неволе, как и везде, все в ваших руках. При коммунистах людям задурили голову лозунгами о всеобщем равенстве.

До сих пор многие, поступая как подонки, являясь идиотами и лентяями, хотят жить хорошо и богато. За хорошую жизнь бороться надо. Обычно к человеку относятся так, как он позволяет к себе относиться.

Конечно, есть редкие случаи, когда нарвешься на отморозков, которые прессанут ради забавы. И все равно они тиранят только слабых. Иногда удивляешься, как человек ломается в тюрьме. Опускается из-за

собственной трусости. В беспредельных хатах и зонах есть старый прикол. Новичку с порога начинают задавать вопросы: кем живешь, нет ли но жизни косяков (проступков)? Главное — нормально ответить, независимо держаться. Есть люди, начинающие сразу «вестись» (излишне нервничать). Таких начинают разводить, пугать, наезжать потихоньку.

Спрашивают: чего это ты ведешься, может, что-то за собой чувствуешь? Если новичок нелепо оправдывается, усиливают нажим: «Слушай, а может, ты пидор?» Порядочный арестант должен жестко ответить за такое оскорбление. Трусы лепечут: «Нет, я не пидор». Их окончательно добивают: «Знаешь, мы в этом сомневаемся. Есть способ доказать, что ты не „петух“.

Читайте также:  Оставление места дтп в 2018 году: уголовная и административная ответственность

Мы все здесь засиженные рецидивисты, постоянно трахаем педиков, кое в чем разбираемся. Покажи нам дырку в заднице, по ее структуре мы поймем, „баловался» ли ты „под хвост» или нет». Находятся идиоты, снимающие штаны и раздвигающие ягодицы. Хотя можно без драки поставить «махновца» на место. Сказать, что легко проверить, трахаюсь я в попу или нет.

Я сяду в таз с водой, а ты будешь мне в член дуть. Если у меня из жопы пузыри пойдут, значит, трахаюсь.

Вообще, давно известно: так, как вредят себе сами зэки, не навредят никакие менты. Последние только охраняют, а арестанты варятся в собственном соку.

Да взять хотя бы ситуацию с теми же жалобами, когда кто-то кричит: «Меня сдали». Напрашивается вопрос: «Не от тебя ли узнали?» Закладывая человека, стукач ничего не выдумывает. Он всего лишь передает операм услышанное.

Хотя ранее я про них рассказывал, но тема эта интересная, остановлюсь подробнее.

Источник: https://pro-psixology.ru/kak-vyzhit-v-zone-sovremennaya-psixologiya/1058-kak-zyeki-sebya-udovletvoryayut.html

Масти на зоне. Зоновские понятия. Тюремные законы

Закон 5 ноября 2016

В современном обществе не принято делить людей на какие-либо группы, сословия и касты. Однако это правило не касается мест лишения свободы, где уже на протяжении многих десятилетий существует строгая классификация осужденных на своеобразные группы (или, как говорят на зоне, масти).

Тюремные масти

Масти на зоне – это деление всех заключенных на своеобразные группы, которые отличаются друг от друга тюремным статусом, правами и понятиями.

https://www.youtube.com/watch?v=V5Td6C1Rz3s

Абсолютно в любой тюрьме и колонии имеется четкое разграничение всех заключенных на определенные группы или масти: «блатные», «мужики», «козлы» и «петухи». Есть еще и так называемые промежуточные группы, которые меняются в зависимости от конкретного места лишения свободы. К таким «промежуточным» кастам относятся «петухи», «опущенные», «обиженные» и прочие.

Масти на зоне являются довольно закрытыми группами, и перейти из одной касты в другую практически невозможно.

«Авторитеты» зоны

Самой значимой, важной и почетной мастью на зоне являются «блатные». Эта каста самая малочисленная, и попасть в нее просто так не получится. Итак, кто такой «блатной»?

«Блатные» — это настоящая, практически безграничная власть на зоне. Именно члены этой группы устанавливают неписаные правила поведения в местах лишения свободы, следят за порядком на зоне, решают конфликтные ситуации, возникающие между заключенными, и наказывают «провинившихся» по всей строгости тюремного закона.

Особой группой «блатных» являются так называемые воры в законе. Это признанные криминальные авторитеты. Причем, они не обязательно должны промышлять кражами. «Вор в законе» — это человек, имеющий безупречную криминальную репутацию, правильные понятия и четко соблюдающий воровские законы.

Если отвечать на вопрос о том, кто такой «блатной», то можно сказать, что это авторитет, который ведет себя «правильно» не только на зоне, но и не имел никаких «косяков» на свободе.

К примеру, «блатные» не должны служить в армии, на воле они не должны были занимать руководящие должности или работать в сфере обслуживания (таксистами, официантами).

В советские времена подобным авторитетам запрещалось иметь семью и состоять в какой-либо политической партии.

Видео по теме

Самый главный

Лидером «блатных» является «пахан» — признанный криминальный авторитет. Если же такого на зоне нет, то назначается «смотрящий» — заключенный, выполняющий функции лидера.

«Пахан» и его приближенные (то есть «блатные») обладают на зоне особыми привилегиями. Они могут не работать, оставлять себе из «общака» все, что посчитают нужным.

В современном мире многие «блатные» на зоне взаимодействуют с администрацией исправительного учреждения и устанавливают те порядки, которые выгодны руководству колонии. Взамен «блатным» создаются комфортные условия содержания (они негласно получают спиртное, анашу, телефоны и прочие блага). Хоть это и не соответствует воровским понятиям, но рыночные отношения в наше время царят и на зоне.

Кто такой «мужик»?

«Мужики» — это, пожалуй, самая многочисленная и нейтральная группа заключенных. В ее число входят арестанты, получившие срок за совершение небольших преступлений. Как правило, это абсолютно случайные в тюрьме люди: попав на зону один раз, они стараются как можно быстрее освободиться и вернуться к обычной жизни на воле.

Указанная масть на зоне никакого авторитета не имеет. «Мужики» не принимают участия в разборках, не имеют права голоса и не вмешиваются в дела «блатных». Они не сотрудничают с администрацией тюрьмы, но и не прислуживают авторитетам зоны.

Среди «мужиков» есть, конечно, и такие арестанты, которых уважают «блатные» и даже прислушиваются к их мнению.

Эта группа заключенных считается нейтральной и довольно многочисленной. И если говорить о том, кто такой «мужик», это тот арестант, который по окончании срока забудет все как «страшный сон» и постарается больше на зону не возвращаться.

«Козлы» — это…

Если принадлежать к двум вышеописанным мастям почетно, то вот попасть в касту «козлов» — значит поставить себя против остальных арестантов. Как правило, к этой масти относят тех заключенных, которые по собственному желанию (а в некоторых случаях и по принуждению) стали сотрудничать с администрацией исправительного учреждения.

Так, если арестант согласился занять должность тюремного библиотекаря или завхоза, то он автоматически попал в касту «козлов». Осужденные, относящиеся к данной масти, активно сотрудничают с руководством тюрем, выполняя все их поручения. В связи с этим остальные арестанты относятся к ним как к предателям.

Подобное положение лишает «козлов» права участвовать в тюремных разборках, их не допускают до «общака», они не имеют права голоса. Между тем, с представителями данной масти можно здороваться, до них можно дотрагиваться и с ними, по желанию, можно общаться.

Врагу не пожелаешь

Масти на зоне неизменны. Из низшей касты нельзя перейти в более авторитетную. Так, «козел» никогда не станет «мужиком» или «блатным». А вот попасть в самую низшую касту можно.

Такая масть, как «петух», — настоящий кошмар для заключенного. Арестантам, попавшим в данную касту, на зоне живется, мягко говоря, не просто. Эту группу заключенных еще называют «обиженными», «опущенными», «неприкасаемыми».

К этой масти относятся пассивные гомосексуалисты и заключенные, наказанные посредствам совершения с ними полового контакта.

Причем, самого полового акта может и не быть: арестанту могут просто провести половым органом по губам, и с этого момента он будет считаться «петухом».

Представители данной масти являются изгоями: к ним нельзя прикасаться, нельзя у них ничего брать.

«Петухи» пользуются отдельной посудой, имеют отдельное спальное место (как правило, при входе в камеру). С ними не принято разговаривать.

«Петухам» запрещено приближаться к остальным заключенным ближе, чем на три шага. Именно они выполняют самую грязную работу в тюрьме – чистят сортиры, моют плац.

Однако, когда «петухов» «употребляют» (именно так принято говорить на зоне), это не считается каким-либо оскверняющим контактом.

Существует и зловещая «традиция» — делать дырки в тарелках, ложках и кружках «петухов». Для того чтобы зеку, относящемуся к этой касте, покушать или попить, необходимо затыкать дырки пальцами. И это самое безобидное унижение из тех, которым подвергаются «петухи».

Тюремные законы являются очень строгими и жестокими. Поэтому малейшее отступление от установленных норм поведения неминуемо ведет к наказанию. Так, став «петухом» однажды, человек лишается права на человеческое отношение в тюрьме и до конца срока подвергается унижениям. Выдерживают это не все, поэтому многие заключенные, попавшие в касту «петухов», заканчивают жизнь самоубийством.

Бывает и такое

Вышеупомянутые масти имеются во всех зонах и тюрьмах. Однако в некоторых местах лишения свободы бывают свои специфические, так называемые промежуточные касты.

Особенно много подобных каст на зоне, где содержаться несовершеннолетние преступники. На «малолетке», помимо уже указанных каст, имеются такие масти, как:

  • «форшмаки», в которую входят арестанты, совершившие какой-либо небольшой проступок на зоне из-за незнания правил и норм поведения;
  • «черти» — то есть те заключенные, которых уличили в воровстве у своих сокамерников;
  • «шныри», которые выполняют роль прислуги;
  • «прачки», «маслобойщики», «нехватчики» и прочие.

На некоторых взрослых зонах распространены своеобразные подкасты. К примеру, «приблатненные», в которую входят заключенные, которые составляют «свиту» «блатным» (при этом сами они блатными не являются). Или каста «негодяи», к которой относятся «блатные» арестанты, которые совершили какой-либо отвратительный поступок.

Жить «по понятиям»

К какой бы масти ни относился заключенный, он обязан соблюдать зоновские понятия. Понятия – это установленные нормы поведения заключенного в местах лишения свободы. Строгое соблюдение указанных неписанных правил помогает избегать возникновения конфликтных, а порой и опасных для жизни ситуаций.

Тюремные законы (или понятия) очень похожи на нормы жизни на свободе. Парадокс заключается в том, что часто арестанты, которые нарушали закон на воле (к примеру, воровали), в местах лишения свободы строго придерживаются правила «не воруй».

Основные зоновские понятия сводятся к следующему: не «стучи» и не кради у своих (то есть у таких же заключенных), не пускай «слова на ветер» (если пригрозил кому-то, то должен наказать; в противном случае накажут за болтовню).

Нельзя на зоне вмешиваться в чужие дела и разговоры, навязывать свое мнение, врать и ругаться матом (так как спрос за любое сказанное слово в тюрьме намного больше, чем на свободе).

Не стоит в местах лишения свободы жадничать: принято делиться с сокамерниками. Ну и, конечно, не стоит ставить себя выше остальных, ведь это может привести к страшным последствиям.

Странные нормы

На некоторых зонах есть и совсем странные законы. Особенно это касается колоний, в которых содержатся несовершеннолетние преступники. К примеру, нельзя ничего поднимать с пола, нельзя докуривать сигарету за арестантами, которые входят в более низкие тюремные касты.

Есть такие тюрьмы, в которых могут опустить только за то, что заключенный сходил в туалет и не помыл руки или заштопал себе носки.

Бывают и такие колонии, в которых в бане принято мыться двумя мочалками – одна до пояса, вторая – для всего остального. Полотенце, которое принято называть «вафельным», на зоне считается «полотенцем в клеточку». И очень не поздоровится тому заключенному, который этого правила не знает.

Зона «красная». Зона «черная»

По мастям делятся не только сами заключенные, но и места их содержания. Все зоны делятся на «черные» и «красные».

«Красные» — это те тюрьмы, в которых преобладают жесткие «ментовские» понятия. В подобных тюрьмах всячески поощряется взаимодействие заключенных с администрацией исправительного учреждения. Жизнь здесь протекает по правилам руководства зоны.

«Черные» тюрьмы (которых в России большинство) – это те исправительные учреждения, в которых все строится на воровских понятиях и тюремных законах. Здесь масти на зоне значение имеют огромное. Сотрудничать с администрацией такой колонии считается «западло».

На «черных» зонах заключенных, которые «стучат» руководству, относят к касте «козлов» (их еще называют «красными»). «Красный» на зоне никогда не сможет спокойно жить, так как у всех остальных арестантов он будет вызывать ненависть и будет считаться предателем.

Напоследок

За многие десятилетия в местах лишения свободы сформировались четкие и строгие правила и нормы поведения арестантов. Нарушение установленных правил приводит заключенных к наказанию, которое, чаще всего, заключается в переводе в самую низшую тюремную касту.

И если для обычного законопослушного гражданина подобное наказание кажется ребячеством, то для обитателей зоны – это самое суровое и строгое наказание. Ведь благополучное и спокойное отбывание срока напрямую зависит от того, к какой масти относится арестант.

Несмотря на то, что современное общество и мировоззрение внесло в тюремную жизнь множество нововведений, есть вещи, которые по прежнему остаются неизменными, – это тюремные касты (масти), воровские законы и понятия.

Источник: fb.ru

Источник: http://monateka.com/article/75263/

Ссылка на основную публикацию