Формы вины в уголовном праве: ст. 24 ук рф в 2018 году, что такое, виды

Формы и виды вины в уголовном праве

Вина — это психическое отношение вменяемого лица к совершенному им общественно опасному деянию и к его последствиям в форме умысла или неосторожности (ст. 23 УК). В ст.

62 Конституции Украины закреплен один из важнейших принципов уголовного права — возможность ответственности только при наличии вины.

«Лицо считается невиновным в совершении преступления и не может быть подвергнуто уголовному наказанию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена ​​обвинительным приговором суда».

Четкое законодательное формулировка этого принципа является важной гарантией соблюдения законности в деятельности правоохранительных органов и свидетельствует о недопустимости объективного отношения в вину. Опираясь на это, можно определить вину как обязательный признак субъективной стороны преступления.

Бубков был осужден по ч.1 ст. 119 УКУ, предусматривающей ответственность за неосторожное убийство в виде преступной небрежности. Он хотя и не предвидел, но нанося удар Воробьеву по голове, должен был предвидеть возможность наступления тяжких последствий (причинение тяжких телесных повреждений, которые могли повлечь смерть Воробьева) и мог их предвидеть.

Понятие и формы вины

В ч. 1 ст. 24 УК называются две формы вины — умысел и неосторожность. Исходя из философского понимания соотношения формы и содержания логично сделать вывод, что форма вины выражает ее содержание. Содержание вины составляет психическое отношение лица к совершенному им деянию.

Психические процессы подразделяются на интеллектуальные, волевые и эмоциональные. При конструировании умышленной и неосторожной формы вины законодатель использовал только два элемента психики — интеллектуальный и волевой.

Различное сочетание интеллектуального и волевого элементов психики образует умышленную и неосторожную формы вины.

Уголовное право

Вина, в соответствии с ст. 69 УПК РСФСР, является одним из элементов предмета доказывания при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства (понятие и элементы предмета доказывания будут рассмотрены в общей части уголовного процесса).

Понятие вины: формы и виды

Второй интеллектуальный момент прямого умысла — предви­дение, т.е. мысленное представление лица о направленности раз­вития причинно-следственных связей между его деянием и насту­пившими общественно-опасными последствиями, причем предви­дение возможности или неизбежности их наступления.

Так, убийца, отсекая голову жертве или применяя мощное взрывное устройство, предвидит неизбежность наступления смерти. В то же время, стреляя в жертву со значительного расстояния, лицо пред­видит лишь возможность наступления смерти, которая зависит от различных обстоятельств (баллистических, мастерства стрелка и т.д.).

Однако последствия предвидятся как реально возможные, а не абстрактные.

Юридическое значение формы вины разнообразно:

  • форма вины является субъективной границей, от­деляющей преступное поведение от непреступного;
  • форма вины нередко определяет квалификацию преступления;
  • вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуа­лизации уголовной ответственности и наказания;
  • форма вины в ряде случаев служит основанием за­конодательной дифференциации уголовной ответственности;
  • форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классифи­кации преступлений;
  • форма вины предопределяет условия отбывания на­казания в виде лишения свободы.

Понятие и признаки субъективной стороны состава преступления

Под возможной сложной виной понимается сочетание в основном составе преступления умысла по отношению к деянию и неосторожности по отношению к последствиям.

В таких случаях форма вины по отношению совершенному деянию не имеет самостоятельного уголовно правового значения, поскольку это деяние признается преступлением только в связи с причинением последствий, поэтому в целом такие преступления признаются совершенными по неосторожности.

Рекомендуем прочесть:  Судебный приказ взыскание долга по расписке расписке

Понятие вины

В УК РФ выделены и такие не относящиеся к хищению корыстные преступления, как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.

165) и неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон) (ст. 16,6).

В первом случае отсутствует такой признак хищения, как безвозмездное завладение чужим имуществом, а во втором отсутствует цель навсегда лишить собственника имущества и обратить это имущество (транспортное средство) в свою пользу.

Ктивная сторона состава преступления: понятие и признаки

Вина – обязательный признак субъективной стороны преступления. Российское уголовное право стоит на позиции субъективного вменения, т. е.

лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается.

Преступления с двумя формами вины в уголовном праве

Например, две формы вины в одном преступлении выражаются в причинении здоровью тяжкого вреда. И это повлекло по неосторожности смерть потерпевшего. При этом виновный осознавал опасность своего действия, предвидел наступление последствий, но в виде причинения здоровью тяжкого вреда. Он желал и допускал их наступление. Но не охватывал умыслом причинение смерти потерпевшего.

Источник: http://onejurist.ru/ipoteka/formy-i-vidy-viny-v-ugolovnom-prave

Формы вины в уголовном праве: ст 24 УК РФ, понятие, содержание и значение

Среди основных признаков, которые характеризуют субъективную сторону преступных действий, одно из главнейших мест занимает вина. Она является субъективной предпосылкой привлечения к уголовной ответственности.

Согласно 5 статье УК РФ человек подлежит уголовной ответственности только за те опасные для общества действия, или бездействие в отношении которых была установлена его вина. Уголовная ответственность за невинное причинение вреда недопустима.

В данной статье будут рассмотрены формы вины в уголовном праве, а также понятие данного признака, характеризующего субъективную сторону преступного действия.

  • Понятие вины
  • Формы вины
  • Взаимная вина

Понятие вины

Вина в уголовном праве – это выражение интеллектуального и волевого отношения лица к совершенному им опасному действию и наступившим последствиям.

Вина как понятие социальное, может быть характеризована отношением человека к общественным правилам и обычаям.

Отрицательное отношение человека к вышеперечисленному, проявившееся в совершенном им преступном действии, определят социальную сущность вины.

При определении содержания вины, а также ее сущности с социальной точки зрения, нужно опираться на материалистическое понимание сознания и поступка. В связи с этим, вину нужно рассматривать как реальное явление объективной действительности. Российские криминалисты не приемлют оценочное понимание. Она не может рассматриваться как упрек лицу, совершившему преступление.

Несмотря на то, что вина и прочие признаки состава преступного действия оцениваются следствием и судом, она не является оценочным понятием, а служит фактом объективной действительности. На ряду с другими обстоятельствами, вина признается судом и следствием в установленном уголовно-процессуальным кодексом порядке.

Нужно отметить, что в Особенной части УК не всегда отображены данные, указывающие на форму вины преступного действия. В подобной ситуации форма определяется на основе характера преступления, способа его совершения и прочих обстоятельств, например, мотива и цели.

Ярким примером вышесказанному может послужить 129 статья УК РФ. Согласно ей, клевета характеризуется как распространение заведомо ложной информации, порочащей честь и достоинство человека, при этом форма вины не указана. Тем не менее в диспозиции статьи имеется указание на заведомо ложный характер.

Таким образом можно считать, что клевета является умышленным противоправным действием.

Формы вины

Рассмотрев понятие вины в уголовном праве, которое содержит статья 24 УК РФ, нужно более углубленно изучить ее формы. Чтобы признать человека виновным недостаточно установить, что он совершил инкриминируемое ему преступное деяние.

Назначение наказания без выявления вины будет объективным вменением. Простыми словами, лицо будет осуждено по уголовной статье лишь на основании того, что был установлен факт связи между выполненным действием и ним.

В подобной ситуации может выясниться, что вины в совершении преступления и наступлении опасных последствий нет. Ярким примером этому может послужить осуждение за изнасилование по оговору «потерпевшей». На деле может оказаться, что стороны занимались сексом по обоюдному согласию.

Простыми словами, на лицо все объективные признаки преступления, но при этом вина как таковая отсутствует.

В теории уголовного права наибольшее распространение получило понятие вины, как психическое отношение преступника к совершаемому им действию и его последствиям, выражающееся в форме неосторожности или злого умысла. Нужно отметить, что подобное понимание не сразу стало главенствующим.

Изначально под виной понималась связь человека с причиненным вредом. Таким образом осуждение производилось на основании последствий. Позже вина трактовалась как совокупность признаков, способных охарактеризовать личность правонарушителя и обстоятельств совершенного им преступления. В нашей стране оценочная теория была отвергнута в 50-х годах прошлого века.

В соответствии со статьей 24 УК РФ, существует две формы вины в уголовном праве – умысел и неосторожность. Если исходить из философского понимания соотношения формы и содержания, то можно сделать вывод, что первое выражает второе. Содержание составляет психическое отношение человека к совершенному действию. При этом психические процессы разделяются на:

  • интеллектуальные;
  • волевые;
  • эмоциональные.

При составлении формы вины законодатели использовали только два элемента из вышеперечисленных, а именно волевой и интеллектуальный. Умышленная и неосторожная формы образуется в результате различного взаимоотношения интеллектуального и волевого элементов психики.

Формы в свою очередь подразделяются на виды. Согласно 1 части 25 статьи и 1 части 26 статьи УК РФ, существуют следующие виды вины в уголовном праве:

  • прямой или косвенный умысел (умышленная форма);
  • легкомыслие или небрежность (неосторожная форма).

Таким образом, чтобы раскрыть содержание умышленной или неосторожной формы, нужно провести детальный анализ вида. Простыми словами требуется понять особенности интеллектуального и волевого элементов, а также их соотношение во всех названных законом случаях.

Взаимная вина

В соответствии с УК РФ, вина не может быть взаимной. Во всяком случае в законе нет подобных указаний. Подобное понятие чаще всего используется в гражданском праве.

Тем не менее, нельзя не обратить внимание на то, что следственная и судебная практика не редко сталкивается со случаями, когда в преступлении виноваты, как правонарушитель, так и потерпевший. В подобной ситуации следует изучить комментарии Н.Ф.

Кузнецовой, советского и российского ученого юриста, криминолога и доктора юридических наук. Согласно им, в уголовном праве пишут о виновности потерпевшего и влиянии данного обстоятельства на размер уголовной ответственности преступника.

Примеры подобного явления достаточно распространены. Ярким примером может служить драка, при которой обе стороны нанесли друг другу тяжкие телесные повреждения (статья 111 УК РФ), или вред здоровью средней тяжести (статья 112 УК РФ). Многие теоретики права считают, что данное понятие нужно внести в УК и определить его содержание. Это значительно облегчит работу следователей и судей.

Теория уголовного права – это огромный пласт знаний, который по большей части интересен кабинетным ученым. На практике следователям и судьям достаточно иметь соответствующие навыки, позволяющие разграничивать формы и виды вины, чтобы не ошибиться с квалификацией преступного действия, вынести разумный приговор и не привлечь к ответственности невиновного человека.

Многие неопытные следователи склонны допускать ошибочные действия, опираясь на оценочную теорию. Это характерно и для большей части обывателей, не имеющих соответствующих знаний в области юриспруденции. Дать оценку деянию, а также определить все его характерные признаки, способен лишь опытный специалист.

Источник: https://yurister.ru/ugolovnoe-pravo/formy-viny-v-ugolovnom-prave.html

Понятие и форма вины в уголовном праве

Вина в теории уголовного права – это показатель отношения объекта к его деянию. Виновность является психологическим определителем того, какие намерения имело лицо, совершая противоправное действие или бездействие.

В разных странах понятие вины имеет неодинаковое влияние на уголовную наказуемость. Например, во Франции, вообще, отсутствует данное понятие.

Там происходит лишь оценка самого поступка, в полном отрыве от намерений и психологической оценки своих поступков в мозгу обвиняемого.

В России, наоборот, термин «вина» (лат. «culpa») – важный субъективный показатель отношения субъекта противоправного действия к объекту своих поступков.

На этом базируется значительная часть Уголовного Кодекса РФ. Понятие вины входит в статьи 5, 14, 24, 25, 26, 27, 28, 60. Там вина характеризуется, как «субъективная сторона преступления».

А о том, что такое объективная сторона преступления читайте в статье.

В решение уголовных вопросов форма вины имеет немаловажное значение. Всего существует два вида вины – умысел и неосторожность.

При рассмотрении одинаковых по результату и процессу преступлений, суд обязательно учитывает и включает в оглашение форму вины. То есть, даже убийство может быть, как умышленным, так и неумышленным, совершенным по неосторожности, т.е.

без умысла. Это напрямую влияет на приговор, сроки заключения, перспективы амнистии и условно-досрочного освобождения.

Какова классификация преступлений в уголовном праве, можно подробно ознакомиться в данной статье.

На видео- формы вины, уголовное право:

Умысел

В правоприменительной практике уголовных дел умысел занимает 9/10 от общих дел. Умышленная вина – это осознание субъектом уголовного права результата своих деяний. Умысел также подразделяется на две категории – прямой и косвенный.

Читайте также:  Эксплуатация детского труда: статья коап и ук рф в 2018 году - что такое, наказание

При прямом умысле совершивший преступление совершает его ради конкретного результата. Например, задумав отомстить неверной жене, убивший её муж имеет прямой умысел лишения её жизни. Его цель и действие совпадают – убийство человека.

При косвенном умысле ситуация выглядит шире. В данном контексте преступник не имеет своей целью доказанное преступление. Оно возникает как побочный эффект, сопутствующий основному умыслу. Здесь ситуацию можно прояснить на следующем примере:

Изучая вопрос классификации уголовного деяния, важно понимать, что такое малозначительность деяния в уголовном праве.

Неосторожность

Данная форма вины предполагает, что лицо, совершившее преступление, не отдавало себе отчета в результате своих действий. Неосторожная форма вины – это легкомысленное отношение к своим поступкам (например, езда с превышением скорости, повлекшая наезд на прохожего) или надежда на их предотвращение (хотел спасти жену из подожжённого им ради страховки дома, но не смог).

Во многом неосторожная форма culpa перекликается с косвенным умыслом. Уголовные кодексы некоторых государств объединяют их в одно понятие – противоправность поступков. В Российской Федерации лицо, которое, не осознавая своих действий, совершило преступление, считается совершившим его по неосторожности.

Уголовная практика вины позволяет говорить, что неосознанное поведение нередко приводит к не меньшим потерям, чем умышленное. Здесь стоит отметить, что в УК РФ даётся психологическая конструкция понятия вины, в отличие от оценочной конструкции «упрёчности» в той же Франции.

Неосторожность в понятии вины делится на две категории – легкомыслие (самонадеянность) и небрежность. Главное отличие между этими двумя формами вины по неосторожности – это предвидение результата своих поступков.

Легкомыслие

Самонадеянность – это когда обвиняемый мог знать о возможном результате своих противоправных действий или бездействий. От косвенного умысла самонадеянность отличается тем, что во втором случае преступник всё же надеялся избежать этого результата, но не смог.

Как пример здесь можно привести ситуацию с подожженным ради пьяного баловства домом, повлекшим за собой смерть находящихся внутри людей. Если будет доказано, что поджигатель имел намерение предупредить их каким-либо образом об опасности, но не смог этого сделать, то на него ложится вина в форме легкомысленной неосторожности.

Небрежность

Небрежность – самая лёгкая форма вины. Чаще всего она выражается в бездействии, которое послужило причиной уголовно наказуемого события. Примером может служить небрежное выполнение своих обязанностей электриком, в результате чего произошёл пожар, повлекший смерть, увечье или другой результат, имеющий отношение к УК РФ.

Как видим, на рассмотрение ситуации с пожаром влияют не только внешние факторы (смерть, увечье), но и субъективное отношение к данному действию преследуемого лица. Одно и то же действие с одним и тем же результатом может быть вызвано различными психологическими факторами. От злого умысла с конкретной целью убийства до небрежности выполнения своих прямых обязанностей.

В уголовной праве вина – это то, что связывает результат и действие лица, совершившего преступление. Вина бывает умышленной, косвенной, по легкомыслию и по небрежности. С психологической стороны, culpa – это интеллектуальное или волевое отношение лица к совершаемому им противоправному деянию.

Источник: http://RuleConsult.ru/ugolovnoe/prestupleniya/vina-formy-viny-ugolovnoe-pravo.html

Две формы вины в одном преступлении по УК РФ

Федоров П. Р. Две формы вины в одном преступлении по УК РФ // Молодой ученый. — 2016. — №28. — С. 709-711. — URL https://moluch.ru/archive/132/36877/ (дата обращения: 16.10.2018).



Согласно ст. 14 УК РФ преступным признается лишь такое общественно опасное деяние, которое совершается виновно. В большом количестве случаев преступления, предусмотренные особенной частью уголовного кодекса Российской Федерации, совершаются с какой-то одной формой вины.

Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года такую комбинацию называет преступлениями, совершаемые с двумя формами вины.

Актуальность данного вопроса обусловлена различным толкованием понятия двух форм вины, постоянной критикой определения, данного в статье 27 УК РФ, и множественностью предложений по ее изменению. Исходя из этого, целью данной работы является правильное уяснение и понимание сути преступлений с двумя формами вины.

После многих дискуссий и споров по поводу формулировки статьи 27 УК РФ 1996 года «Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины», эта статья была принята в следующей редакции: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно» [1]. В действующем законодательстве имеется значительный ряд составов с двумя формами вины. Таких составов после изменений и дополнений, внесенных в УК РФ Федеральным законом № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года и другими Федеральными законами, стало более пятидесяти. Все они по конструкции относятся к сложным составам с квалифицирующими признаками.

Из анализа норм, содержащихся в Особенной части УК РФ, можно назвать два вида составов с двойной формой вины. Первый вид — материальные составы с двумя последствиями, причем вторые последствия более тяжкие, чем первые, являющиеся обязательными признаками простого состава.

Более тяжкие последствия выступают в качестве квалифицирующего признака, существенно повышающего общественную опасность деяния. К ним можно отнести ч. 2 ст. 167 УК, ч. 4 ст. 111 УК и другие составы. Второй вид преступлений с двойной формой вины характерен для формальных составов, т. е.

характеризуется неоднородным психическим отношением к действию, образующему основной формальный состав, и воспроизведенному в квалифицированном составе последствию, являющемуся квалифицирующим признаком материального состава.

Последствия от преступлений с формальным составом в законе описываются двумя способами: в некоторых статьях они прямо называются, например, смерть человека по ч. 3 ст. 206 УК, в других законодатель использует оценочные понятия, такие как тяжкий вред или иные тяжкие последствия.

Во многих нормах в виде тяжкого последствия указывается лишение жизни по неосторожности. Такая конструкция состава наглядно дает понятие двойной формы вины с ее характерным признаком — умышленно совершаемым деянием и допущением последствий по неосторожности.Правовое значение двойной формы вины состоит в следующем:

  1. Анализ субъективного отношения виновного к тяжким последствиям своего действия (бездействия) позволяет решить вопрос о наличии или отсутствии состава преступления (если, умышленно причинив тяжкий вред здоровью, лицо не предвидело, не должно было и не могло предвидеть наступления смерти потерпевшего, то его нельзя привлечь по ч. 4 ст. 111 УК).
  2. Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для их отграничения от умышленных, с одной стороны, и неосторожных — с другой в тех случаях, когда они сходны по объективным признакам, т. е., в конечном счете, для правильной квалификации.
  3. Наличие двойной формы вины в деянии, вменяемом лицу, позволяет оценить степень опасности совершаемых им действий (бездействия), что влияет на размер наказания.
  4. Учет особенностей психического отношения виновного к деянию, его основному и дополнительному последствиям влияет, с учетом мотивов преступления, на индивидуализацию наказания.

Итак, главная особенность рассматриваемых преступлений, т. е. преступлений с двойной формой вины, состоит в том, что психическое отношение виновного к основному преступлению выражается в форме прямого или косвенного умысла, а к квалифицирующему последствию — в форме неосторожности.

Положения ст. 27 УК РФ отражают реальное существование в Особенной части УК квалифицированных составов преступлений, предполагающих неоднородное психическое отношение к совершаемому преступному деянию и его последствиям, и с достаточной четкостью формулируют признаки таких составов, относящихся к вине.

Предполагается неточной лишь последняя фраза, т. к. преступления, о которых идет речь, являются умышленными не в целом, а лишь частично. Эту фразу следует, очевидно, понимать в том смысле, что совершение преступления с двумя формами вины влечет последствия, установленные законом для умышленных преступлений.

Определенная двойственность ситуации породила мнение, согласно которому законодательная оценка преступлений с двойной формой вины в целом как умышленного не отражает всего спектра различных форм вины, используемых самим законодателем при конструировании норм Особенной части УК РФ, и поэтому должна быть дополнена соответствующей законодательной оценкой в Общей части УК РФ преступлений со смешанной формой вины в целом как неосторожных. Ранее отмечалось, что существуют мнения об изменении ст. 27 УК РФ. Так, на мой взгляд, последнее предложение ст. 27 УК РФ мало согласуется с ее наименованием и содержанием. Оно вообще противоречит сути дискуссии о преступлениях с двумя формами вины, указывая на то, что в целом такое преступление признается совершенным умышленно. Возникает вопрос: а зачем тогда вообще выделять в особую группу сложных составов преступления по признаку наличия двух последствий и вины за каждое из них? В связи с этим многие ученые высказывают мнение, согласно которому отказ от выделения преступлений подобного рода в особую группу и возвращение к оценке таких деяний по правилам ч. 2 ст. 17 УК РФ («совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями настоящего Кодекса») устранит противоречия между Общей и Особенной частями УК РФ и поможет устранить разнобой в определении санкций, а также обеспечить справедливое назначение наказания. Но мне наиболее близка точка зрения В. А. Нерсесяна, который предложил свою редакцию ст. 27 УК РФ, которую я считаю более правильной и уместной по отношению к преступлениям с двумя формами вины: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются последствия, которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственностьза такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. Такие последствия повышают общественную опасность содеянного, и за факт их наступления предусмотрена повышенная уголовная ответственность» [2].

В заключение хотелось бы отметить, что, несмотря на кажущуюся простоту данного вопроса, преступления с двумя формами вины были и будут оставаться объектом различных споров и дискуссий.

И связано это прежде всего с проблемой квалификации подобного рода преступлений, т. к.

зачастую преступления с двумя формами вины квалифицируются соответствующими органами как умышленные или неосторожные преступления со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Поэтому очень важно отграничивать преступления с двумя формами вины от совокупности преступлений; от преступлений с двумя и более последствиями, являющимися альтернативными признаками одного и того же состава; от так называемых преступлений со «смешанной» формой вины, т. е.

преступлений, когда сам факт деяния образует состав определенного правонарушения, а причинение по неосторожности тяжких последствий превращает административный проступок в неосторожное преступление; а также от других преступлений, обусловленных различным комбинированием умысла и неосторожности.

Таким образом, наличие в УК РФ преступлений с двумя формами вины требует от органов, осуществляющих производство по уголовным делам, предельной внимательности при квалификации преступного деяния, т. к.

основной задачей квалификации преступлений является обеспечение истинности вывода; ошибка в оценках и выводах ведет к ошибочным юридическим последствиям, искажает действительную картину преступности, неправильно ориентирует судебно-следственные органы, а также ведет к необоснованному осуждению, либо, наоборот, неоправданному смягчению ответственности.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/132/36877/

Умысел или неосторожность: тонкости квалификации вины в уголовном праве — новости Право.ру

Определение формы вины в различных составах преступлений – одна из ключевых проблем уголовного права, имеющая большое практическое значение. Особенно острой эта проблема становится, когда выбор между умыслом и неосторожностью должен быть сделан правоприменителем в условиях законодательной неопределенности и различия в позициях высших судов.

Об одном ярком примере таких ситуаций рассуждает профессор юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, главный редактор журнала «Уголовное право», доктор юридических наук П.С. Яни.

Заведомое нарушение правил безопасности на взрывоопасном производстве, повлекшее смерть многих людей, как неосторожное преступление

Часть 1 ст.

217 УК предусматривает ответственность за «нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба».

Читайте также:  С какого возраста наступает уголовная ответственность? возраст привлечения в 2018 году

Часть 3 статьи – за «Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Максимальное наказание по части 3 – семь лет лишения свободы.

Согласно частям 3 и 4 ст.

15 УК «Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы», «Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы».

В соответствии со ст.

78 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности» «Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: … б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести; в) десять лет после совершения тяжкого преступления… Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу…».

Таким образом, вопрос о форме вины: совершено преступление умышленно либо по неосторожности – особенно актуален для тех случаев, когда после совершения преступления истекло шесть лет, а приговор по делу еще не вступил в законную силу. Расследование подобных случаев, однако, требует допроса многочисленных свидетелей, проведения сложных судебно-технических экспертиз, в общем, может вестись долго…

Вопрос о том, с какой формой вины совершается преступление, предусмотренное ч. 3 ст.

217 УК, не решается одной лишь ссылкой на указание в ней на неосторожность, поскольку если признать, что в части 1 этой статьи ответственность предусмотрена за умышленное преступление, то должны применяться правила ст.

27 УК: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Сторонами диспута приводятся доводы в пользу как умышленной, так  неосторожной вины при нарушении правил безопасности, повлекшем смерть многих лиц.

В пользу умышленной формы вины

1) Логико-юридический аргумент

Соблюдение правил безопасности осуществления определенных видов деятельности, в том числе производственной, исключает причинение вреда жизни, здоровью, имуществу.

Из этого очевидного соображения ряд ученых и практиков делает тот вывод, что, стало быть, несоблюдение, нарушение указанных правил, напротив, приводит к наступлению названных последствий.

Причем приводит либо неизбежно, либо с высокой степенью вероятности – иное и не может следовать, полагают они, из собственно факта и смысла существования указанных правил.

Дальше они рассуждают так: лицо, на которое возложено соблюдение правил безопасности, заведомо нарушая требования обеспечения безопасности, не может не понимать, а, значит, безусловно осознает (то есть это, по их мнению, даже не нуждается в доказывании!), что

а) между допущенным нарушением, следующей за ним аварией на производстве и смертью работников имеется прямая причинная связь (и в том случае, когда нарушение – не собственно причина, а необходимое условие для наступления смертельного результата) и

б) вероятность и аварии как результата нарушения правил безопасности, и смерти как следствия аварии очень высока.

Стало быть, уполномоченное лицо никак не могло рассчитывать на то, что авария не произойдет и смерть не наступит.

Из чего, заключают эти криминалисты, следует: по отношению к смерти работников, наступившей в результате аварии на производстве, которую обязано было и действительно могло предотвратить уполномоченное на соблюдение правил безопасности на данном производстве лицо, вина является умышленной.

Поскольку же а) целью уполномоченного лица смерть работников не являлась, оно ее не желало и б) их смерть такое лицо не предвидело в качестве неизбежного следствия нарушения им правил безопасности, значит, умысел виновного является косвенным, то есть соответствует содержащемуся в ч. 3 ст.

25 УК описанию: «Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

И соответственно, вину уполномоченного лица нельзя трактовать как легкомыслие или небрежность, которые в законе определены так:

а) преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ч. 2 ст. 26 УК);

б) преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ч. 3 ст. 26 УК).

Повторю главный довод коллег (пусть они его порой только подразумевают, не умея или не считая нужным сформулировать): как сам факт наличия правил безопасности, так и адекватное восприятие уполномоченным лицом (имеющим соответствующее образование, ознакомленным с данными правилами) содержания данных правил в принципе исключают такую оценку его отношения к своему нарушению и его объективным последствиям (в виде аварии и смерти многих лиц), которая включает:

а) расчет на предотвращение этих последствий, и

б) непредвидение возможности их наступления.

2) Формально-юридический аргумент

В поиске формально-юридической поддержки сторонники умышленной формы вины ссылаются на то, что согласно ч. 2 ст.

24 УК «деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса», тогда как в части 1 ст. 217 УК указания на неосторожность нет.

А потому деяние может быть совершено, утверждают некоторые из них, и умышленно, и неосторожно, другие же заключают – только умышленно, с косвенным умыслом.

При этом в качестве общественно опасных последствий как признаков объективной стороны деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 217 УК, они рассматривают обстановку реальной угрозы человеческой жизни («могло повлечь смерть человека») и причинение крупного ущерба.

В пользу неосторожной формы вины

1) Логико-юридический аргумент

Несмотря на, казалось бы, обоснованность того утверждения, что несоблюдение правил должно приводить к негативным последствиям, для предотвращения которых эти правила и созданы, законодатель придерживается иной логики: в ч. 1 ст.

217 УК деяние признается преступным не при собственно нарушении соответствующих правил, а лишь в том случае, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба.

Значит, по мысли законотворцев, само по себе нарушение совсем не обязательно приводит к соответствующим результатам.

Разница между косвенным умыслом, определяемым по отношению к названным в ч. 1 ст.

217 УК последствиям, и преступным легкомыслием состоит лишь в том, что в первом случае последствие пусть не желаемо (как при прямом умысле), но лицом допускается, лицо относится к последствию безразлично.

Тогда как во втором случае оно, пусть и без достаточных к тому оснований, и самонадеянно, но все-таки рассчитывает на предотвращение этого последствия.

Можно сказать и так, что при косвенном умысле осознаваемая лицом типичность наступления вредных последствий настолько выше, что это не дает ему оснований рассчитывать на их ненаступление.

При легкомыслии же осознаваемая типичность последствий существенно ниже, а потому расчет на ненаступление последствий хотя и оказался очевидно неверным, но нельзя утверждать, будто такого расчета у лица не было вовсе.

Для обсуждаемых нами случаев это выглядит так: если лицо, или другие лица, уже многократно нарушали правила безопасности, но аварии ни разу не происходили, то это убеждает его в том, что «авось и снова не рванет».

Уполномоченное лицо, выражаясь языком закона, – как это ни странно звучит для некриминалиста! – хотя и предвидит возможность аварии, но не допускает такой возможности1.

Не допускает именно аварии, понимая, однако, что если она все-таки произойдет, то люди, безусловно, погибнут, производство прекратится, а сам он отправится за решетку.

Можно поэтому сказать, что уполномоченное лицо рискует одновременно и жизнями работников, и имуществом работодателя, и своей свободой. При этом в силу наличия правил безопасности, которые лицо заведомо нарушает, такой риск недопустим, не является извинительным обстоятельством, исключающим преступность деяния (см. ст. 41 УК).

2) Формально-юридический аргумент

2.1) Содержание ч. 2 ст. 24 УК настолько неопределенно, что в его трактовке не сошлись даже высшие суды.

По мнению Верховного Суда, исходя из положений ч. 2 ст. 24 УК РФ, если в диспозиции статьи форма вины не конкретизирована, то соответствующее преступление может быть совершено умышленно или по неосторожности при условии, если об этом свидетельствуют содержание деяния, способы его совершения и иные признаки объективной стороны состава преступления2.

Конституционный Суд, однако, высказал противоположное суждение, заключив, что если в диспозиции статьи Особенной части УК нет указания на совершение деяния по неосторожности, то предполагается, что оно может быть совершено только с умыслом.

Однако подобная трактовка положений закона, будь она воспринята судами, превратит немало, скажем, экологических преступлений (трактуемых в доктрине и практике исключительно как неосторожные) в умышленные деяния, что произведет серьезные разрушения в уголовно-правовой охране общественных ценностей, создаст очевидный хаос в правоприменении. Например, нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ, повлекшее массовую гибель животных либо иные тяжкие последствия (ст. 246 УК, форма вины не указана, до 5 лет лишения свободы) нельзя будет различить с экоцидом, то есть массовым уничтожением растительного или животного мира и т.д. (ст. 358 УК, форма вины не указана, до 20 лет лишения свободы). Тогда как при полном совпадении всех признаков преступных деяний виновному придется вменять существенно менее тяжкий состав преступления в силу ч. 3 ст. 49 Конституции («неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого»).

Применительно же к нашему случаю признание предусмотренного ч. 1 ст.

217 УК деяния умышленным в силу того, что здесь отсутствует прямое указание на неосторожность, приведет к неразрешимому формально-логическому противоречию: если лицо, нарушая правила безопасности, создает тем самым состояние реальной угрозы жизни и его отношение к этой угрозе характеризуется умыслом, то и реализация данной угрозы, то есть смерть человека или нескольких лиц не может не охватываться его умыслом, хотя бы косвенным.

Однако законодатель исходит из того, что смерть при совершении предусмотренного ст. 217 УК деяния может наступить только по неосторожности.

Значит, признание основного состава обсуждаемого преступления умышленным породит лишенную логики конструкцию: хотя уполномоченное лицо смерти других лиц не желало и не допускало (или допускало, но рассчитывало на предотвращение), тем не менее, желало или вполне допускало создание в результате нарушения им правил безопасности такой ситуации, в которой смерть становилась вполне реальным, непредотвращаемым фактом.

Сказанное означает, что:

  • если отношение уполномоченного лица к смерти человека является умышленным, то квалифицирующее то же самое деяние смерть человека, многих лиц (части 2 и 3 статьи) не может быть определена в законе как последствие, которое может наступить только по неосторожности;
  • и  наоборот, признание в законе смерти человека, многих лиц общественно опасным последствием, причиняемым в результате нарушения правил безопасности только по неосторожности, исключает определение формы вины лица по отношению к созданию обстановки реальной угрозы жизни человека, многих лиц, то есть реальной угрозы наступления их смерти, как умышленной.

То, что законодатель не рассматривает преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 217 УК, как совершенное с умыслом, пусть и с косвенным, с очевидностью следует из сопоставления санкций этой нормы и тех норм, которые предусматривают ответственность за умышленное (в том числе с косвенным умыслом) причинение последствий, названных в ч. 1 ст. 217 УК.

Общественно опасными последствиями преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 217 УК, являются: а) создание реальной опасности наступления смерти человека либо б) причинение крупного ущерба.

Умышленное создание реальной опасности наступления смерти человека может являться признаком, в частности, объективной стороны покушения на убийство, оконченного причинения тяжкого вреда здоровью (по признаку опасности для жизни человека), покушения на причинение такого вреда.

Однако даже в последнем случае с учетом требований ст. 66 УК самое нестрогое наказание может достигать 6 лет лишения свободы4, тогда как в качестве санкции  за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 217 УК, лишение свободы вообще не предусмотрено.

Умышленное причинение крупного ущерба вне зависимости от вида умысла предусмотрено ст. 167 УК, даже часть первая которой предусматривает лишение свободы.

Читайте также:  Присяжные заседатели в россии в 2018 году: особенности, требования

Таким образом:

а) если бы частью 1 ст. 217 УК ответственность предусматривалась и за совершенное с косвенным умыслом преступление, то,

б) поскольку дополнительным признаком, конкретизирующим действия (бездействие), повлекшие наступление указанных в этой части  последствий, является нарушение специальных правил (правил безопасности),

в) это обстоятельство должно было бы влечь установление в ч. 1 ст. 217 УК более строгой (во всяком случае, не менее строгой!) ответственности за причинение таких последствий, нежели это предусмотрено в ст. 105, 111, 167 УК.

В действительности же мы видим прямо противоположное, и это является очевидным свидетельством того, что частью 1 ст. 217 УК ответственность за совершение умышленного преступления, в том числе совершенного с косвенным умыслом, не предусмотрена.

Итак, а) преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 217 УК, может быть только неосторожным, и б) предусмотренное данной статьей преступление является неосторожным вне зависимости от того, было ли собственно нарушение правил безопасности заведомым.

Поскольку же ст. 27 УК рассчитана лишь на те случаи, когда основной состав преступления является умышленным, стало быть, к ст. 217УК содержащиеся в ст. 27 УК положения применены быть не могут. Следовательно, преступления, предусмотренные ч. 2 или ч. 3 ст. 217 УК, в целом относятся к неосторожным преступлениям.

А раз преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 217 УК, являются неосторожными, то в силу ч. 3 ст. 15 УК эти преступные деяния относятся к категории преступлений средней тяжести.

Данный вывод соответствует подходу, выраженному в перечне № 5, введенном в действие Указанием Генпрокуратуры России № 797/11, МВД России № 2 от 13.12.2016: преступления, предусмотренные ст. 217 УК, отнесены в этом документе к категории преступлений средней тяжести.

* Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Источник: https://pravo.ru/review/view/137357/

Двойная форма вины — понятие, виды. Ст. 27 УК РФ. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

Закон 16 ноября 2017

Ключевым признаком, характеризующим субъективный аспект преступления, считается вина. Она выступает в качестве субъективной предпосылки уголовной ответственности.

В соответствии с 5-й статьей УК, гражданин может понести наказание только за такие противоправные действия/бездействия и последствия, наступившие вследствие них, в отношении которых доказана его вина. Законодательством запрещена ответственность за невиновное причинение ущерба.

Суть вины

Понятие «вина» отражает психическое отношение субъекта к действиям, которые он совершает, и последствиям, которые они влекут. Если рассматривать социальный аспект, то этот термин характеризует реакцию гражданина на обычаи и правила, сформировавшиеся в обществе, и предъявляемые к нему требования. Негативное к ним отношение проявляется в совершении противоправного действия.

При рассмотрении содержания и социальной сущности вины отечественные юристы опираются на материалистическое понимание поступка и сознания, ответственности и свободы. Соответственно, вина признается как явление действительности, реально существующее.

Отечественные криминалисты выступают против оценочного понимания термина, в рамках которого она считается упреком, адресованным субъекту, совершившему деяние.

Вина и прочие признаки состава оцениваются органами следствия и судом. Однако от этого вина не превращается в оценочное понятие. Она выступает как факт объективной действительности и изучается вместе с прочими обстоятельствами в порядке, закрепленном уголовно-процессуальными нормами.

Виды вины

Для признания субъекта виновным недостаточно установить, что именно он совершил посягательство. В противном случае будет иметь место объективное вменение, т. е.

лицо будет привлечено к ответственности только на основании наличия связи между ним и деянием. На практике же может получиться так, что вины гражданина нет.

К примеру, человек будет осужден за изнасилование по оговору «жертвы», хотя по факту сексуальный контакт был по обоюдному желанию.

В 1-й части 24-й статьи УК установлено 2 вида вины – неосторожность и умысел. Последний может быть прямым и косвенным. Неосторожность может выражаться в небрежности или легкомыслии. В ст. 27 УК РФ говорится об особой категории деяний – преступлениях с 2-мя формами вины. Рассмотрим их особенности.

Видео по теме

Понятие двойной формы вины

Согласно УК, если при совершении умышленного посягательства возникли тяжкие последствия, влекущие по закону более жесткое наказание, которые не охватывались умыслом субъекта, ответственность за них наступает, только если гражданин предвидел возможность их возникновения, но, не имея к тому достаточных оснований, самонадеянно рассчитывал на их предотвращение. Такое положение закреплено в ст. 27 УК РФ. Оно действует и в случаях, когда субъект не предвидел, но должен был предвидеть тяжкие последствия. Данное деяние в целом считается умышленным и совершенным с двойной формой вины.

Основные признаки

Двойная форма вины в уголовном праве характеризуется следующими чертами:

  • Имеет место умышленное деяние.
  • Совершенное преступление влечет последствия, не охватываемые умыслом субъекта.
  • Последствия являются тяжкими и, соответственно, влекут более строгую санкцию.
  • Возникший вред и преступление имеют причинно-следственную связь.
  • Личное отношение субъекта к последствиям выражается в легкомыслии или небрежности.
  • Вред, возникший в результате посягательства, относится к обязательным элементам состава совершенного деяния.

Стоит сказать, что в УК предусмотрено достаточно много преступлений с двойной формой вины. К примеру, умышленное причинение здоровью тяжкого вреда, изнасилование, похищение человека и пр. влекут по неосторожности смерть жертвы преступления или другие тяжкие последствия.

Классификация

Двойная форма вины и состав преступления могут предполагать последствия, возникшие вследствие умышленных и неосторожных действий либо только неосторожных.

К первой категории следует относить, к примеру, деяние, предусмотренное в 4-й части 111 статьи УК.

При совершении такого посягательства субъект умышленно наносит жертве вред, определенный в части первой этой же нормы; действия виновного при этом влекут смерть потерпевшего – неосторожные последствия уголовного преступления. В основном составе посягательства последствия предусмотрены так же, как и в квалифицированном.

Во вторую группу включены умышленные деяния, считающиеся квалифицированными при возникновении неосторожных последствий, вызванных его совершением. К примеру, субъект совершил изнасилование, которое повлекло по неосторожности смерть жертвы. В основном составе последствия не устанавливаются как обязательный признак, в отличие от квалифицированного состава.

Сложности на практике

Наличие уголовных статей, устанавливающих наказание за деяния с 2-мя формами вины, порождает активную дискуссию и влечет множество проблем при квалификации.

Преступления с двойной формой вины имеют достаточно сложные конструкции. Это, в свою очередь, влечет немало правоприменительных ошибок.

Дискуссионными в настоящее время остаются следующие моменты:

  • Вопрос обоснования необходимости существования двух разных форм вины в одном составе.
  • Проблема определения возраста виновного в преступлении, предусмотренном в 4-й части 111-й статьи.
  • Наличие/отсутствие возможности покушения на совершение деяний с двойной формой вины.
  • Вопросы о соучастии в таких преступлениях.

Пояснения специалистов

По мнению ряда юристов, отказ от конструкции, предусматривающей ответственность за преступления, совершенные с двумя формами вины, т. е. в которой присутствует формальный состав и квалифицированный, предполагающий наступление неосторожных последствий, был бы вполне оправдан.

В первую очередь, считают специалисты, признание таких посягательств в целом умышленными алогично. Во-вторых, такое признание, собственно, не имеет существенного практического значения. Ни соучастие, ни предварительная деятельность в таких преступлениях невозможны.

Кроме того, наличие таких сложных конструкций не имеет криминалистического значения.

Разграничение деяний

Как показывает практика, чаще всего правоприменительные ошибки возникают при квалификации деяний с двойной формой вины, влекущие неосторожные и умышленные последствия.

К примеру, сопровождается сложностями процесс разграничения умышленного нанесения тяжкого ущерба здоровью (4-я часть 111-й статьи) и убийства (105-я статья УК). И в первом, и во втором случае жертве причиняется вред, влекущий смерть.

Но в первом случае посягательство относится к категории преступлений против здоровья, а во втором – против жизни.

В составе деяния, предусмотренного в 4-й части 111-й статьи, исключено наличие какого-либо умысла у виновного на причинение потерпевшему смерти.

Пример судебной ошибки

Виновный и потерпевшая проживали в официальном браке. Супруга вела асоциальный образ жизни, злоупотребляла спиртным, часто не ночевала дома, пропивала деньги, продавала домашнее имущество. Все это приводило к ссорам между супругами.

В один из вечеров потерпевшая пришла к знакомому, где они выпили и легли спать. В этот же день в дом к знакомому пришел муж потерпевшей, стащил ее с кровати и стал избивать, нанося удары по разным частям тела ногами и руками. Он продолжал избивать ее и по дороге домой, затем затащил в коридор и продолжил наносить удары. Затем супруг лег спать.

Когда утром он попытался разбудить жену, оказалось, что она скончалась. Супруг, избивший жену, был признан виновным в убийстве. Однако данный приговор не обоснован, поскольку умысла причинить смерть жене у него не было.

Психическое отношение как признак состава

Внешнее проявление того или другого преступления может быть сложным. Деяние может включать в себя одно или несколько действий. При этом в ряде случае возникают разные по тяжести и характеру опасные последствия.

Следовательно, по-разному может проявляться и психическое отношение субъекта к действиям/бездействиям, совершенным им.

Гражданин, например, может ранить потерпевшего в ногу ножом и неосторожно относиться к смерти, наступившей вследствие этого.

Из этого следует, что на практике вполне возможны ситуации, когда реакция на преступление и на последствия различается. На таком несовпадении и основывается понятие посягательства с двойной формой вины.

Такое проявление психического отношения субъекта имеет место в деяниях, в которых цель действия/бездействия не совпадает с последствиями, которые наступили. При анализе преступления и установлении вины лица нужно принимать во внимание его субъективную реакцию на происходящее.

Выводы

В ряде случаев при определении меры ответственности за преступление в нормах УК учитывается несколько последствий, субъективное отношение виновного к которым неодинаковое. Примером могут служить деяние, предусмотренное частью 4 111-й статьи (о котором уже выше говорилось) и ч.

3 123-й нормы Кодекса (незаконное осуществление аборта, в результате которого наступила смерть потерпевшей). В указанных ситуациях отношение виновного к разным последствиям действительно будет различным.

При умышленном причинении тяжкого ущерба здоровью, субъект может неосторожно (небрежно или легкомысленно) относиться к возникновению иного последствия – смерти жертвы посягательства.

Определение двух форм вины имеет особое практическое значение, поскольку позволяет отграничивать деяния от смежных составов в каждом отдельном случае.

Принимая во внимание субъективные признаки, можно дифференцировать умышленное нанесение ущерба здоровью, вследствие которого наступила смерть лица (4-я часть 111-й статьи) и убийства (105-я норма) с одной стороны, а с другой – от причинения неосторожной смерти (ст. 109).

Если умыслом виновного охватывалось не только причинение вреда, но и лишение потерпевшего жизни, действия надлежит квалифицировать как убийство. Если у гражданина не было цели причинить тяжкий ущерб здоровью, а его психическое отношение к гибели пострадавшего лица характеризуется неосторожностью, содеянное рассматривается как причинение неосторожной смерти.

Взаимная вина

В Кодексе отсутствуют указания на последствия совершения деяния при наличии вины не только причинителя ущерба, но и потерпевшего. Такое понятие, как правило, применяется в гражданском праве.

Между тем, в следственной практике нередко возникают ситуации, когда в преступлении усматривается взаимная вина.

В этих случаях говорят о действиях потерпевшего и влиянии их на пределы ответственности для причинителя ущерба.

Взаимной виной называют субъективное отношение лиц, участвовавших в криминальном событии, к произошедшему, при котором они умышленно либо неосторожно совершают противоправные действия. К примеру, два человека, находящиеся в состоянии опьянения, начали драку. В результате они оба причинили здоровью друг друга тяжкий или среднетяжелый вред, оскорбили друг друга и пр.

По мнению многих юристов, целесообразно закрепить понятие взаимной вины. Необходимо также на законодательном уровне раскрыть содержание этого термина, определить степень ее влияния на пределы ответственности субъектов, участвовавших в криминальном событии.

В заключение

В Особенной части далеко не всегда присутствуют прямые указания на конкретную форму вины в том или другом противоправном действии/бездействии. В таких ситуациях ее определение осуществляется в соответствии с характером деяния, способом совершения и на основании иных субъективных признаков (целей, мотива и пр.).

К примеру, в 129-й статье клеветой признается распространение заведомо ложной информации, порочащей достоинство, честь потерпевшего, подрывающую его репутацию. В данной норме отсутствует указание на форму вины.

Но наличие в диспозиции упоминания о заведомо ложной информации позволяет считать, что данное деяние является умышленным.

Двойная форма вины существенно осложняет положение не только самого виновного, но и создает проблемы для органов следствия. Зачастую лица, совершившие преступления, для уменьшения размера/срока наказания указывают на неосторожность в своих действиях, прикрывая ею истинные намерения, которыми они руководствовались.

Источник: fb.ru

Источник: http://monateka.com/article/259146/

Ссылка на основную публикацию