Несообщение о преступлении: ст. 205.6 ук рф в 2018 году, ответственность

Ответственность за несообщение о преступлении

Недавно Уголовный кодекс РФ был дополнен статьей 205.6 «Несообщение о преступлении».

Так, уже в 2018 году гражданин, умолчавший и не сообщивший в правоохранительные органы важную информацию относительно планируемого проведения террористического акта, о захвате заложников, об организации или участии в незаконном формировании, угоне судна и о ряде других нарушений, предусмотренных Уголовным кодексом, будет привлечен к ответственности по ст. 205.6 УК РФ.

Сообщать о преступлениях, связанных с безопасностью и целостностью нашего государства – долг каждого человека, проживающего в России.

Если человеку известно что-либо о готовящемся теракте, покушении на какое-то лицо, то оно обязано оповестить об этом правоохранительные органы.

За умалчивание о преступлениях по каким статьям человека могут привлечь к ответственности по ст. 205.6 УК?

Ниже представлен перечень тех преступлений, за несообщение которых человеку может грозить уголовное наказание:

  • совершение или планирование террористического акта;
  • склонение или вовлечение человека в террористическую деятельность;
  • пропаганда терроризма, общественные призывы к осуществлению террористических атак;
  • прохождение обучения, приобретение практических навыков для осуществления террористической деятельности;
  • создание террористической группы, участие в ней;
  • насильственный захват человека (заложника) для совершения каких-либо действий во благо террористов;
  • создание незаконного вооруженного формирования;
  • угон или захват водного, железнодорожного, воздушного транспорта с целью повлиять на политику, экономику и другие отрасли;
  • покупка, хранение, передача, хищение ядерных или радиоактивных материалов, веществ;
  • покушение на жизнь общественного или государственного лица с целью прекращения его трудовой или общественной деятельности либо же с целью отомстить;
  • насильственное удержание власти;
  • вооруженное восстание, направленное на нарушение территориальной целостности государства;
  • нападение на лиц, которые пользуются международной защитой;
  • совершение терроризма за пределами РФ с целью нарушения мирного сосуществования с соседними и другими странами.

Что такое «пакет Яровой» и как он связан со статьей 205.6 «Недонесение о преступлении»?

Ирина Яровая – депутат Государственной думы от партии «Единая Россия».

Пакет Яровой – ряд законов, который предполагает, что сотовые операторы должны сохранять переписку и разговоры своих клиентов в течение не менее чем полгода. Этими данными могут пользоваться сотрудники ФСБ и полиции.

Пакет Яровой уже подписал президент. С 1 июля 2018 года этот закон уже вступил в силу.

Борьба с терроризмом – очень важная задача для РФ. Для граждан нашей страны время расслабленности и отстраненности прошло.

Среди нововведений, разработанных Яровой, были включены дополнительные изменения по ряду уголовных статей. Так, Уголовный кодекс дополнился новой статьей – ст. 205.6 УК РФ «Несообщение о преступлении».

Статья 205.6 УК РФ входит в главу 24 раздела 9 УК РФ. Она была введена в Уголовный кодекс в 2016 году после подписания президентом Федерального закона № 375.

Санкция статьи предусматривает такое наказание за несообщение о преступлении или его укрывательство:

  • штраф до 100 тысяч рублей или в размере зарплаты за период до полугода;
  • принудительные работы сроком до 12 месяцев;
  • лишение свободы сроком до 1 года.

Законопроект, поданный Яровой, был принят с целью эффективной борьбы с терроризмом.

Какие лица не могут быть привлечены к ответственности по ст. 205.6 УК РФ?

Лицо освобождается от уголовной ответственности за недонесение о преступлении по ст. 205.6 в таких случаях:

  • если преступление по вышеуказанной статье было совершено супругом подозреваемого или его близким родственником (дети, родители, братья, сестры);
  • если человек узнал о преступном деянии другого лица, когда тот исповедовался ему (речь идет об ответственности священнослужителей);
  • если речь идет об адвокате, которому стали известны обстоятельства неправомерных действий клиента, обратившегося к нему за юридической помощью.

В какой срок нужно «донести» о преступлении в правоохранительные органы, чтобы самому не попасть под статью 205.6 УК?

В Уголовном кодексе не указан конкретный срок, в течение которого гражданин должен прийти в правоохранительные органы и написать заявление или сообщить о том, что тот или иной человек пытается совершить террористический акт или входит в состав какой-либо экстремисткой организации.

Судебная практика

Закон Яровой вступил в силу недавно, поэтому в практике судей пока еще мало уголовных дел по ст. 205.6 УК РФ. Однако случаи вынесения наказаний по этой статье уже были.

Случай 1. Гражданин Г. знал, что его знакомый проходил подготовку в лагере боевиков. Тот воевал на стороне вооруженных формирований, террористов. Осужденный знал о незаконной деятельности своего знакомого, однако молчал. Гражданина Г. приговорили к штрафу за недоносительство. Размер штрафа – 70 тысяч рублей.

Случай 2. Студент П. одного из университета столицы был признан виновным по ст. 205.6 УК РФ и приговорен к штрафу в размере 80 тысяч рублей за то, что его друг – приезжий из Дагестана студент того же университета, в котором учился П., рассказал ему о том, что он состоит и активно участвует в организации ИГИЛ.

Это исламская террористическая организация, запрещенная в Российской Федерации. Студент П. об этом знал, однако ничего сотрудникам полиции не рассказывал. На протяжении нескольких месяцев оба студента вели переписку в социальных сетях по поводу ИГИЛ, сокурсник делился фотографиями, предлагал студенту П. поучаствовать. Следователи доказали вину студента П.

, а он признал ее в полном объеме.

Случай 3. На скамью подсудимых гражданина В. из г. Грозного привела дружба. Его друг, проживающий в Чечне, несколько лет назад уехал в Сирию и стал там боевиком запрещенной в России террористической организации. Гражданин В. вслед за другом не поехал, однако общаться с ним не перестал.

Через социальные сети он подбадривал товарища и желал удачи на войне. Его друг такому общению был только рад. Он делился с товарищем прелестями жизни в исламском государстве и звал его к себе на войну. О «подвигах» своего друга гражданин В.

сообщать в правоохранительные органы не собирался, зато он охотно рассказывал о своем друге и о его жизни своим знакомым, а также незнакомым людям (продавщицам в магазине). Через несколько месяцев на террориста сотрудники ФСБ России возбудили уголовное дело.

Также уголовные дела были возбуждены на всех лиц, которые знали о его деятельности, в том числе и на гражданина В. Виновного гражданина В. суд признал виновным и приговорил его к наказанию в виде штрафа размером в 80 тысяч рублей.

Ответственность операторов связи за хранение информации абонентов

С подписанием закона Яровой изменились условия предоставления услуг операторов сотовой, мобильной связи и интернета.

При необходимости и по запросу правоохранительных органов операторы обязаны предоставлять эту информацию для проведения оперативно-розыскной деятельности.

Для операторов связи установлена административная ответственность за недонесение о преступлении, а точнее, за несоблюдение порядка идентификации абонентов и за непредоставление данных, предусмотренных законом Яровой.

Несообщение о преступлении, связанном с террористической деятельности или другой деятельностью, относящейся к некоторым статьям Уголовного кодекса (ст. 205–206, 208, 211, 220-221, 277-279, 360-361) относится к категории уголовно наказуемых деяний, за которые виновному грозит наказание в виде штрафа, принудительных работ и даже лишения свободы сроком до 1 года.

Статья 205.6 УК РФ введена в Уголовный кодекс недавно, однако каждый должен понимать, что незнание законов не освобождает от ответственности.

На сегодняшний день государство просит людей сотрудничать со следствием, при первой же возможности сообщать о преступных группировках и о неправомерных действиях отдельных лиц, кто может посеять страх среди населения, подорвать целостность страны, посягать на жизнь государственных или общественных деятелей и т. д.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/nesoobshhenie-o-prestuplenii-st-205-6-uk-rf/

Несообщение о преступлении: основные проблемы и пути их решения

Пошелов П.В.,
ЧОУ ВО «ОмЮА»

В соответствии со Стратегией национальной безопасности, к числу основных угроз государственной безопасности были отнесены деятельность террористических организаций, а также совершения актов терроризма.

В связи с этим государство решило усилить уголовно-правовые меры борьбы с этим явлением, итогом этого стало принятие федерального закона от 06.07.2016 N 375-ФЗ. Одним из нововведений явилось появление в УК РФ новой статьи, 205.

6 «Несообщение о преступлении».

Анализ диспозиции статьи позволяет сделать вывод о том, что имеется несоответствие названия и содержания.

В названии указано на несообщение о преступлении, в диспозиции же статьи говорится о несообщении о лице, которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений террористической направленности. Соответственно, предлагаем изменить диспозицию статьи, в которой должно говориться в том числе и о несообщении о преступлении.

В диспозиции статьи также присутствуют проблемы. Установлена ответственность за тяжкие и особо тяжкие преступления, такие как террористический акт, акт международного терроризма. Однако в перечень входят статьи 220, 221, 205.6 УК РФ, которые являются преступлениями небольшой и средней тяжести.

Складывается парадоксальная ситуация – установлено несообщение о преступлениях небольшой и средней тяжести, однако несообщение о таких общественно опасных явлениях, как убийство, не предусмотрено.

Поэтому считаем нецелесообразным установление ответственности за определенные преступления путем их перечисления, оптимальным будет вариант установить ответственность за несообщение об особо тяжких преступлениях (либо о тяжких и особо тяжких).

Не совсем правильным будет установление одной и той же санкции за такие разные по своей общественной опасности деяния, как, например, террористический акт и публичное оправдание терроризма. По нашему мнению необходима дифференциация ответственности в зависимости от тяжести совершенного деяния.

В Белоруссии, например, такая ситуация сложилась с укрывательством преступлений. Ч. 1 ст. 405 УК Белоруссии устанавливает ответственность за заранее не обещанное укрывательство лица, совершившего тяжкое преступление. Ч.

2 предусматривает ответственность за то же деяние в отношении особо тяжкого преступления.

Следующий недостаток статьи 205.6 УК РФ – установление одинаковой ответственности за несообщение об уже совершенном преступлении, а также о готовящемся преступлении. Однако степень общественной опасности у этих деяний разная.

Несообщение о готовящемся преступлении может повлечь за собой совершение этого преступления, а следовательно, человеческие жертвы, несообщение о совершенном преступлении может повлечь только укрывательство лица, его совершившего, от следствия и суда.

Здесь также необходима дифференциация ответственности.

Кроме того, этой нормой установлена ответственность, в том числе и за несообщение о готовящихся преступлениях небольшой и средней тяжести. Однако, согласно части второй статьи 30 УК РФ, уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Складывается парадоксальная ситуация. Например, в ходе ОРМ становится известно, что лицо совершает приготовление к преступлению, и другое лицо знает об этом, но не сообщает уполномоченным органам.

Лицо, совершавшее приготовление, не будет наказано, а лицо, не сообщившее о приготовлении, будет привлечено к уголовной ответственности.

Родовым объектом, исходя из замысла законодателя, будет являться общественная безопасность и общественный порядок, видовым – общественная безопасность. В теории на этот счет есть совершенно различные мнения. Например, В. Г.

Смирнов утверждает, что такие деяния посягают на два объекта – интересы правосудия и объект того преступления, о котором лицо не донесло. При этом приоритет отдается объекту преступления, о прикосновенности к которому идет речь. Однако большинство современных российских и белорусских ученых придерживаются иной точки зрения.

Так, например, О.В.

Глухова в своей монографии «Уголовная ответственность за недоносительство и укрывательство преступлений» отмечает, что деяние лица, недонесшего о преступлении, посягает не на объект основного преступления, а создает препятствия для нормальной деятельности органов уголовного преследования по выявлению и расследованию преступлений.

С этим утверждением трудно не согласиться. Несообщение о преступлении не причиняет ущерба какому-либо иному объекту, кроме интересов правосудия. Несообщение об уже совершенном деянии уж точно никаким образом не посягает на общественную безопасность. Поэтому, независимо от того, за несообщение о каких преступлениях установлена ответственность, эта статья должна находиться в главе, посвященной преступлениям против правосудия.

Читайте также:  Статья за оскорбление личности в соц. сетях в 2018 году

Далее обратимся к примечанию к статье 205.6 УК РФ. Она освобождает от уголовной ответственности за несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником.

Однако как быть с тайной исповеди, с адвокатской тайной? Сейчас адвокаты и священнослужители стоят перед нелегким выбором – либо сообщить о преступлении и быть лишенным своего статуса (сана), либо не сообщить о преступлении и быть привлеченным к уголовной ответственности.

Представляется возможным рассмотреть вопрос о дополнении примечания к статье 205.6 УК РФ новыми лицами, которые освобождаются от уголовной ответственности за несообщение о преступлении.

Подводя итог вышесказанному, стоит отметить, что статья 205.6 УК РФ имеет существенные недостатки, как с точки зрения целесообразности и логики, так и с точки зрения юридической техники. Поэтому внесение изменений в эту статью позволит активнее бороться с преступностью с одной стороны, с другой же стороны — избежать нарушения прав граждан.

Ваша оценка: Пусто Средняя: 5 (1 голос)

Источник: http://conf.omua.ru/content/nesoobshchenie-o-prestuplenii-osnovnye-problemy-i-puti-ih-resheniya

Недонесение о преступлении в УК РФ и несообщение в ст 205-6 о совершении

С 2016 года недонесение о преступлении в УК РФ рассматривается как преступное действие, за совершение которого законом предусмотрено достаточно суровое наказание. Данный вопрос регламентирован ст 205, 6 УК РФ.

Чтобы понять какое наказание грозит за подобное преступление, и когда возможно его применение, следует изучить этот вопрос более детально.

Кроме того, следует понять в каких случаях подобное преступное бездействие не является уголовно наказуемым.

В чем заключается суть статьи 205-6?

Статья «Недонесение о преступлении» в УК РФ предусматривает возможность уголовной ответственности для лиц, знавших о готовящихся или совершенных преступных действиях, но не сообщивших об этом в правоохранительные органы. При этом нужно понимать, что статья о не сообщение о совершенном преступлении в УК РФ, включает исчерпывающий перечень преступных деяний, о которых человек должен сообщать в полицию.

К таким преступлениям следует отнести:

  • планирование и совершение терактов как на территории России, так и за ее пределами;
  • создание преступных группировок, основной целью которых является совершение терактов;
  • обучение и подготовка людей к совершению терактов;
  • любой вид поддержки террористов;
  • призывы к совершению терактов (речь также идет о распространении информации в различных социальных сетях);
  • захват заложников или подготовка к совершению этого преступления;
  • создание незаконного вооруженного формирования, при это не имеет значения с какой целью собрано подобное формирование;
  • планирование или совершение угона воздушных и водных судов, а также поездов;
  • хранение или распространение ядерных химических составов, оружия и боеприпасов;
  • подготовка к покушению на жизнь публичного лица;
  • попытка захвата власти или ее захват с использованием оружия;
  • мятеж с использованием оружия и боеприпасов;
  • нападение на организации и лиц, находящихся под международной защитой (сюда можно отнести посольства, миротворческие миссии и т. д.).

За несообщение о преступлении в УК РФ предусмотрен целый ряд санкций:

  • штраф до 100 000 рублей или в размере дохода виновного лица за полгода;
  • принудительные работы сроком до одного года;
  • лишение свободы сроком на 1 год с отбыванием наказания в колонии поселении.

Нюансы уголовной нормы

Такое противоправное действие, как недоносительство о преступлении, в УК РФ появилось недавно, а именно в 2016 году. Статья за недонесение о преступлении существует в Уголовных кодексах многих стран. Была она и в УК РСФСР под названием «Недонесение о преступлениях».

Нужно отметить, что статья 205, 6 УК РФ и существовавшая во времена СССР норма схожего типа имеют целый ряд принципиальных различий. Например, нормы различаются диспозициями.

В действующем УК деяние носит общественный характер, а в советском – личностный.

Устаревшими нормами уголовного права предусматривалась ответственность за недонесение о таких преступлениях, как изнасилование, убийство и т.д. Сейчас подобного нет.

В статье 205, 6 УК сказано, что привлечь к ответственности близких родственников преступника невозможно. Например, если сын состоит в террористической ячейке, то его родители имеют право не сообщать об этом в правоохранительные органы, несмотря на возможную гибель людей.

С одной стороны, бездействие в подобной ситуации является явным преступлением, но с другой – принуждение близких родственников к доносительству противоречит Конституции РФ, а именно 51 статье.

В ней сказано, что человек имеет право не свидетельствовать против себя и близких родственников.

Помимо близких родственников не доносить о преступлении имеют право следующие лица:

  • священнослужители, получившие сведения во время исповеди;
  • адвокаты (в силу своей профессии они могут получить информацию от клиента о готовящемся преступлении).

Как и любое другое преступное действие, несообщение о преступлении имеет объект и субъект, а также характеризуется наличием субъективной и объективной сторон:

  1. Объективной стороной преступного действия является отсутствие факта донесения в правоохранительные органы информации о преступлении. Здесь наблюдается очевидная не реализация возможности выполнения морального долга и защиты общества от грозящей опасности.
  2. Объектом преступного действия выступает безопасность социума или его отдельных представителей.
  3. Субъектом преступного действия может являться лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста. В данном вопросе мнение разнятся. Многие эксперты утверждают, что в 14 лет человек не способен осознать степень ответственности. Тем не менее закон гласит о том, что ответственность наступает именно с этого возраста. При этом к несовершеннолетнему могут быть применены те же санкции, что и к взрослому человеку. Разница заключается лишь в том, что штраф за несовершеннолетнего платят законные представители, то есть родители или опекуны.

В соответствующей норме закона не указан срок недонесения о преступлении.

Поэтому до конца не понятно, в течении какого периода человек, имеющий соответствующую информацию, должен сообщить о ней в правоохранительные органы.

В то же время в Общей части УК сказано, что лицо не может быть привлечено к ответственности, если оно узнало информацию о готовящемся преступлении более чем за два года до его совершения.

Судебная практика

Работа правоохранительных органов построена таким образом, что при желании к ответственности могут привлечь не только лицо, не сообщившее о преступлении, но и за неполноту предоставленных сведений. Например, в городе Улан-Удэ к ответственности были привлечены двое граждан, которые сообщили о совершенном убийстве, но четко не обозначили кто это сделал.

Так, ситуация получается двоякая. С одной стороны, имея информацию о готовящемся теракте, нужно обязательно идти в полицию и сообщить об этом. В то же время с другой, если у правоохранительных органов теракт предотвратить не получится, они сделают крайним доносчика, убедив суд, что последний знал где, например, были установлены взрывные устройства.

Как исключить возможность привлечения к ответственности? Ответ очевиден, нужно обращаться в полицию, если стало известно о готовящихся или совершенных преступлениях, из перечня выше. В то же время делать это нужно грамотно.

Если оповещение правоохранительных органов осуществлялось по телефону, то разговор лучше записать. Если заявление делалось письменно, то лучше сделать две копии документа и одну – с подписью должностного лица, оставить себе.

Источник: https://yurister.ru/ugolovnyy-kodeks/nedonesenie-o-prestuplenii-uk-rf.html

Уголовная ответственность за несообщение о преступлении (Батанов А.Н.)

Дата размещения статьи: 09.03.2017

Федеральным законом от 6 июля 2016 г. N 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» Уголовный кодекс РФ был дополнен ст. 205.6 «Несообщение о преступлении».

Данной статьей предусмотрена уголовная ответственность за несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице (лицах), которое, по достоверно известным сведениям, готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.

5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 Уголовного кодекса РФ.———————————

СЗ РФ. 2016. N 28. Ст. 4559.

Несообщение о преступлении следует рассматривать как один из видов прикосновенности к преступлению. В современной уголовно-правовой науке понятие — «прикосновенность» используется не часто.

Поэтому напомним, что под прикосновенностью к преступлению понимается такая преступная деятельность, которая связана с преступлением, но не считается соучастием, поскольку не содействует его совершению и не находится в причинной связи с ним .———————————

Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Спарк, 2001. С. 395.

Следует отметить, что в советском уголовном законодательстве выделялось две формы прикосновенности: недонесение и укрывательство. Вступивший в силу в 1997 г. действующий Уголовный кодекс РФ отменил уголовную ответственность за недонесение о преступлении, сохранив ее только за заранее необещанное укрывательство особо тяжких преступлений (ст. 316 УК РФ).

Исходя из этого профессором А.В. Наумовым был сделан на тот момент верный, но, как оказалось, преждевременный вывод о том, что «отныне эта проблема является проблемой существования в УК одной статьи Особенной части, и в связи с этим можно сказать, что прикосновенность к преступлению как институт Общей части уголовного права себя исчерпала» .

———————————

Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М.: БЕК, 1996. С. 314 — 316.

В отличие от УК РСФСР 1960 г. (ст. 19) в ст. 205.6 УК РФ вместо понятия «недонесение» используется понятие «несообщение» о преступлении. Считаю, что в указанном случае законодатель руководствовался тем, что такие слова, как «недонесение», «донос», имеют отрицательный оттенок.

Однако следует признать, что сообщение о совершенном кем-то или готовящемся преступлении в соответствующие органы это и есть донос (например, ст. 306 УК РФ — заведомо ложный донос о совершении преступления). Понятие «несообщение» в законе не раскрывается.

При его уяснении следует обратиться к понятию «сообщение», под которым понимают либо передачу сведений, либо саму информацию, передаваемую в процессе коммуникации .———————————

Медведев Е.В. Сообщение как признак объективной стороны преступления // Социально-политические науки. 2013. N 1. С. 80.

Статья 205.6 помещена в разд. IX гл. 24 УК РФ. Из этого можно сделать вывод, что родовым объектом данного преступления являются общественная безопасность и порядок, а видовым объектом — общественная безопасность. Вместе с тем подобное суждение не в полной мере отражает сущность объекта посягательства рассматриваемого преступления. Статья 205.

6 предусматривает ответственность за несообщение о ряде преступлений террористического характера, а также иных преступлений против общественной безопасности. Наряду с этим уголовно наказуемым является несообщение о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства (ст. ст. 277, 278, 279 УК РФ), а также против мира и безопасности человечества (ст. ст.

360 и 361 УК РФ). По мнению автора, наилучшим вариантом было бы поместить данную норму в гл. 31 УК РФ «Преступления против правосудия» после ст. 316 УК РФ «Укрывательство преступлений». Укрывательство и несообщение о преступлении являются близкими по правовому содержанию институтами; их справедливо относят к формам или видам прикосновенности к преступлению.

Более того, считаю, что основным объектом посягательства исследуемого преступления являются общественные отношения в сфере правосудия. Не сообщая о преступлении, гражданин препятствует привлечению к уголовной ответственности виновного лица и назначению ему справедливого наказания.

Борьбу с терроризмом, защиту конституционного строя и безопасности государства следует признать несомненно важными, но тем не менее дополнительными объектами посягательства преступления, предусмотренного ст. 205.6 УК РФ.В связи с вышеизложенным представляет интерес, как эта проблема разрешалась в УК РСФСР 1960 г. Наряду со ст.

Читайте также:  Конфискация имущества в уголовном праве рф на 2018 год: правовая природа, вопросы применения

19 Общей части, где указывалось на ответственность за недонесение о преступлении, Кодекс содержал и две статьи Особенной части. Статья 88.1 содержалась в главе первой «Государственные преступления» и предусматривала ответственность за недонесение об указанных там государственных преступлениях.

Статья 190 УК РСФСР была помещена в главу «Преступления против правосудия» и устанавливала ответственность за недонесение о некоторых иных преступлениях. Исходя из этого можно было определить и объекты посягательства.С объективной стороны данное преступление выражается в форме бездействия.

Лицо, обладая достоверно известными сведениями о том, что кто-либо готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, указанных в диспозиции ст. 205.6. УК РФ, тем не менее не сообщает об этом в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении.

Под органами власти, в которые лицо обязано обратиться с сообщением о преступлении, следует понимать правоохранительные органы, перечисленные в ст. 144 УПК РФ. Полагаем, что обращение возможно и к должностным лицам, указанным в данной статье, а также в органы прокуратуры.Особый интерес представляет вопрос о форме сообщения о преступлении.

Статья 140 УПК РФ предусматривает такую форму, как заявление о преступлении, а ст. 141 УПК РФ предусматривает процессуальные требования к заявлению. Вместе с тем будет ошибкой предъявлять строгие формальные требования к сообщению о преступлении.

Не каждый гражданин решится официально сделать заявление о причастности лица к террористической деятельности или другим особо опасным преступлениям. Поэтому считаем, что сообщение может быть сделано и в устной форме оперативным сотрудникам соответствующих спецслужб, в том числе и на условиях конфиденциальности в порядке, предусмотренном ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Возможно обращение в правоохранительные органы и по электронной почте или через их официальные сайты в сети Интернет.Сразу возникает вопрос о времени, в течение которого лицо обязано сообщить о преступлении.

Вероятно, следует в каждом конкретном случае определить разумный срок с момента получения достоверной информации о преступлении, в течение которого у гражданина имелась бы реальная возможность обратиться в соответствующие органы.Преступным будет являться несообщение о преступлении, указанном в диспозиции ст. 205.6 УК РФ.

Включение в данный перечень некоторых составов не вызывает никаких сомнений (например, ст. 205 «Терроризм»). В некоторых других случаях возможны возражения. Так, предусмотрена уголовная ответственность за несообщение о преступлении, предусмотренном ст. 205.2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма».

Во-первых, данное преступление относится к категории преступлений средней тяжести. Во-вторых, следует осознавать, что большое количество людей является активными пользователями сети Интернет, в том числе социальных сетей.

Учитывая большой объем содержащейся там информации, можно ли требовать от граждан, чтобы они сообщали в правоохранительные органы о различных «призывах»?Анализ преступлений, перечисленных в ст. 205.6 УК РФ, позволяет сделать вывод о том, что многие из них (ч. 1 ст. 205, 205.2, ч. 2 ст. 205.4, ч. 1 ст. 206, ч. 1 ст. 211, ст. 220, ст. 221, ст. 360) не являются особо тяжкими.

При этом уголовным законом предусмотрена уголовная ответственность за более опасную форму прикосновенности — укрывательство преступлений, только если данные преступления относятся к категории особо тяжких. Также непонятно, почему законодатель посчитал преступным несообщение о посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля (ст.

277 УК РФ), а, например, о посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа или об убийстве — нет.С субъективной стороны данное преступление совершается умышленно, только с прямым умыслом.

Виновный должен не только предполагать, а как указано в законе, обладать достоверно известными сведениями о лице (лицах), подготавливающих, совершающих или совершивших деяния, перечисленные в диспозиции ст. 205.6 УК РФ.Субъект данного преступления — лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

Вызывает сомнение факт снижения возраста уголовной ответственности для рассматриваемого преступления. Ведь это деяние относится к числу преступлений небольшой тяжести. За укрывательство же преступлений (ст.

316 УК РФ), что является более опасной формой прикосновенности к преступлению и где предусматривается более строгое наказание, уголовная ответственность наступает в общем порядке с 16 лет. И наконец, возлагать на четырнадцатилетних подростков обязанность доносить о преступлениях под угрозой наказания представляется просто весьма спорным. Вспомним, что УК РСФСР 1960 г.

за аналогичные преступления устанавливал ответственность с 16 лет.Представляет практическое значение разграничение несообщения о преступлении и укрывательства преступлений. Укрывательство предполагает совершение активных действий, направленных на сокрытие следов преступления, лиц, его совершивших.

Несообщение предполагает уклонение от определенных действий, которые следовало бы совершить. В тех случаях, когда лицо не сообщило об особо тяжком преступлении, указанном в ст. 205.6 УК РФ, и одновременно совершило его укрывательство, деяние виновного следует квалифицировать только по ст. 316 УК РФ. Дополнительной квалификации по ст. 205.6 УК РФ не требуется. Исключение составляют случаи укрывательства преступлений, указанных в ст. 205.6 УК РФ, но не относящихся к категории особо тяжких. В этом случае квалификация по ст. 316 УК РФ невозможна, а виновный будет нести уголовную ответственность только за несообщение о преступлении по ст. 205.6 УК РФ. Считаем это недостатком рассматриваемой нормы. Законодатель в некоторых случаях криминализировал менее опасную форму прикосновенности, но при этом не установил уголовную ответственность за более опасную форму.Примечание к изученной статье освобождает от уголовной ответственности супруга или близких родственников лица, готовившего или совершившего преступление. Перечень близких родственников содержится в примечании к ст. 116 УК РФ, а также в п. 4 ст. 5 УПК РФ . Вызывает законное удивление, что в данный перечень не включены адвокаты, а также иные лица, которые обладают свидетельским иммунитетом согласно ч. 3 ст. 56 УПК РФ. УПК РФ предусматривает определенный перечень граждан, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей по вопросам, сведения о которых они получили в результате своей профессиональной деятельности . В рассматриваемом случае указанные лица не обязаны и, более того, не имеют права передавать информацию, в том числе и о перечисленных в ст. 205.6 УК РФ преступлениях.——————————— См. подр.: Медведев Е.В. Понятие близкого лица в уголовном праве и в уголовном процессе // Адвокатская практика. 2013. N 4. С. 2 — 4.

Перетокин С.Н. О праве лиц на свидетельский иммунитет по уголовному делу // Адвокатская практика. 2010. N 3. С. 37.

Таким образом, приходим к выводу, что представляется оправданным расширение уголовно-правовых мер борьбы с терроризмом и другими особо тяжкими преступлениями путем введения ответственность за несообщение о них.

Вместе с тем следует скорректировать перечень преступлений, за недонесение о которых предусмотрена уголовная ответственность, путем исключения из него деяний, не относящихся к особо тяжким.

Также необходимо уточнить категории лиц, которые освобождены от ответственности за данное преступление.

Литература

1. Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Спарк, 2001. С. 395.2. Медведев Е.В. Понятие близкого лица в уголовном праве и в уголовном процессе // Адвокатская практика. 2013. N 4.

С. 2 — 4.3. Медведев Е.В. Сообщение как признак объективной стороны преступления // Социально-политические науки. 2013. N 1. С. 80.4. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М.: БЕК, 1996. С. 314 — 316.

5. Перетокин С.Н. О праве лиц на свидетельский иммунитет по уголовному делу // Адвокатская практика. 2010. N 3. С. 37.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Источник: http://xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/23285

Что дороже: дружба или статья 205.6?

Авторы:  Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Александр Андреевич Гаганов — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

NotaBene: настоящая статья никоим образом не оправдывает терроризм, не признает идеологию и практику терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. C терроризмом нужно бороться, понимать его природу, выбирать и анализировать точные и эффективные методы борьбы.

Намедни СМИ похвастались новым успехом нашей судебно-следственной системы: наконец-то осужден первый преступник за несообщение о преступлении. Наверно, мы все должны возрадоваться: наказание неотвратимо, ни один плохой человек не уйдет от ответственности. Может, и не стоило бы называть систему судебно-следственной, все-таки у нас разделение властей по статье 10 Конституции РФ.

И если бы практика была такова, что следствие расследовало много-много дел по статье 205.6 Уголовного кодекса РФ («Несообщение о преступлении»), но суды мужественно оправдывали нерадивых, но невиновных граждан, то мы бы взяли свои слова о системе обратно. А если на самом деле «дело» было одно и по нему вынесен приговор, то это пока стопроцентный успех судебно-следственной системы.

Когда Ирина Яровая и Виктор Озеров весной 2016 года только внесли свой «антитеррористический пакет» в Государственную Думу, из этого пакета сразу дурно пахнула новая антитеррористическая статья 205.6.

Но общественность была больше увлечена нововведениями в сфере связи: трехлетним хранением логов и полугодовым хранением данных. Никто даже не подумал, что в этих мегатоннах информации и найти-то ничего нельзя будет.

Зато шума было много, потому что duralexsedlex (типа закон вовсе не дура и суров, и его все равно надо соблюдать).

Итак, друг пишет глупость, читатель, как умный человек, видит, что за такую глупость можно и на нары присесть. Говорит другу: слушай, ну не будь идиотом, удали эту ересь! А друг говорит: не удалю. Потому что, не забываем, друг глуповат, это бывает.

И вот тут возникает казус. Читатель, умный человек, случайно узнал, что вроде бы «совершается» преступление. Кажется, в этом глупом тексте усматривается призыв какой-то незаконный или оправдание терроризма, не дай Бог конечно. А может, и не усматривается.

Читатель, хоть и умный, но дать точную квалификацию преступлению не может. Точнее, это вообще не каждый может. А еще точнее, могут не только лишь все, мало кто может это делать. Вообще-то, только суд может квалифицировать деяние как преступление.

И только вступивший в законную силу приговор суда подтверждает, что совершено преступление. А до этого — презумпция невиновности.

Тогда вопрос: откуда читатель знает, что совершается или готовится именно преступление? Тем более до того, как деяние будет квалифицировано судом как преступление.

Да и все-таки речь о друге, хоть и глуповатом, как же на него доносить, его же посадят потом — и с кем тогда дружить? Еще вопрос. Что, если читатель тоже глупый, и он вообще даже не подумает, что его глупый друг написал преступную ересь, о которой надо срочно донести.

Сейчас умные читатели должны сказать: а незнание закона не освобождает от ответственности! Совершенно верно, не освобождает.

Но в данном случае незнание закона препятствует образованию состава преступления. Если человек в принципе не знает, что есть такие вот террористические преступления, он не может оценить планируемое или совершаемое деяние своего друга как именно преступление.

И воспринять его как антиобщественное и преступное не может! Если человек настолько глуп, что, например, вообще не считает «оправдание терроризма» преступлением, или он просто последний раз читал Уголовный кодекс до 2006 года, когда этой статьи еще не было и оправдание терроризма не считалось преступным.

Можно ли тогда считать, что у этого читателя есть «достоверно известные сведения о преступлении»?

Далее — вопрос доказывания. Если Кировский районный суд уже вынес приговор, сомнений нет — с доказательствами у следствия и суда было все в порядке. К сожалению, у нас нет возможности ознакомиться с материалами дела. Поэтому нам придется задавать глупые вопросы и самим же на них отвечать. Не по этому конкретному делу, а по аналогии.

Итак, «органы» ловят некоего человека, у которого есть глупый друг, который написал глупость и т. д. И спрашивают человека: знаком ли вам ваш друг. Ну, предположим, знаком.

Следователь: А вы знали, что он готовил вот такое-то нехорошее преступление?

Человек: Ну, предположим, не знал.

Следователь: Вы же видели его пост в соцсети, где написана такая вот глупость?

Человек: Хм, вроде не видел.

Следователь: Ну как же не видели, вот же — вы прокомментировали его пост, написали «Убери эту ересь».

Человек: Вариант 1. Я ничего не комментировал, вообще первый раз вижу этот пост. Аккаунт не мой/меня взломали/это мой двойник/меня подставили/это не я комментировал — какой-то мужик мимо пробегал, говорит — мне надо срочно оставить комментарий — и оставил. У меня запись есть с камеры видеонаблюдения, и мужика этого там видно.

Вариант 2. Ну, написал, и чо? Я чо, знал, что это преступление? Друг глупость написал какую-то. Ну, он, между нами говоря, не шибко умный человек. За это теперь судят?

Вообще-то никто не обязан свидетельствовать против себя самого и признаваться, что «да, я знал, что он готовит преступление». «Но он мой друг, и истина мне не дороже».

Читайте также:  Как написать письмо в сизо в 2018 году, электронное письмо через интернет

Есть ли какой-то временной лаг, в течение которого человек должен сообщить о преступлении? Или как только он узнал от друга о готовящемся преступлении, он должен сразу сказать ему: «Извини, дарагой, мне надо сделать один звонок». И следом: «Не брат ты мне, гнида».

Надо сделать одну оговорку о том, в каком случае часть вопросов будет снята. Если глупый друг уже осужден за террористическое преступление, и потом выяснилось, что его товарищ знал о его подготовке, а потом узнал и о приговоре суда, то состав «несообщения» вроде как образуется.

Но только «вроде как».

Потому что какой смысл сообщать о преступлении, если преступник уже под следствием и судом? Отсюда еще вопрос: несообщение об уже известном органам преступлении — это преступление? Сама постановка вопроса типа «должно ли уже быть известно о преступлении, о котором кто-то не донес» — неумная. Она упирается в другой вопрос — что первично: «органы» сначала узнают о несообщении о преступлении или о преступлении, о котором не сообщили? Кажется логичным, что органам уже известно о преступлении и также известно о недонесении. Тогда зачем доносить?

На практике все может выглядеть довольно просто. Этот пример мы уже приводили: есть некое сферическое село в вакууме, где обосновались террористы. Село маленькое, все друг друга знают и всё друг про друга тоже знают, и про террористов в первую очередь.

Но никто никуда не звонит, никому ничего не сообщает, потому что еще все знают: если сообщишь — убьют тебя и всех твоих родных. А может, и все село в расход пустят. Люди боятся. И вот «органы» узнали о готовящемся преступлении или еще хуже — о совершенном. И началось следствие.

Всех жителей села, соседей террористов, вызывают на допросы и спрашивают: вам знаком этот ваш знакомый сосед, а вы знали, что он готовил вот такое-то нехорошее преступление?

Предположим, выяснится, что все знали (кто-то же все равно проговорится и всех выдаст). Что дальше? Под суд все село? Похоже на круговую поруку.

Вы бы сообщили об этом «куда следует»? Нет? А зря.

Теперь о главном. Закон может показаться нам «dura», но это закон, который надо соблюдать.

О чем же надо сообщать «органам»?

Статья 205.6 УК РФ содержит перечень преступлений, о подготовке или совершении которых надо сообщать:

статья 205 — террористический акт (Услышали по телевизору новость о теракте — сразу сообщите куда следует);

статья 205.1 — содействие террористической деятельности (Не заклеймили, не бросились на искоренение — значит содействовали бездействием);

статья 205.2 — публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (Например… ну нет, такие примеры публично приводить нельзя);

статья 205.3 — прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности;

статья 205.4 — организация террористического сообщества и участие в нем;

статья 205.5 — организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации;

чуть по инерции не написал следующую статью 205.6, но на самом деле ее нет в перечне, то есть ответственности за несообщение о несообщении о преступлении нет, хоть это и террористическое преступление (а также несообщение о несообщении о несообщении о несообщении… в общем бумаги не хватит и ясно, что тут все население страны в списке);

статья 206 — захват заложника;

статья 211 — угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава;

статья 220 — незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами;

статья 221 — хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ. (Если у вас вымогали плутоний, но у вас его не было, и вы его не отдали, о вымогательстве надо сообщить куда следует. А вот если плутоний был, и вы его отдали, то это для вас уже статья 220);

статья 277 — посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля. (Если вы — общественный деятель, и в вас кинули тухлым яйцом опасным для жизни способом, надо сообщить об этом куда следует);

статья 278 — насильственный захват власти или насильственное удержание власти. («Здрасьти, это орган власти? Хотел вот сообщить. У вас там власть захватили, если вы еще не заметили»);

статья 279 — вооруженный мятеж;

статья 360 — нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой. (Опять же — увидели по телевизору новость о нападении на посольство, сообщите куда следует);

статья 361 — акт международного терроризма. (Не хочется повторяться. Просто сообщите, вдруг мужики еще не знают.)

Или можно делать так, как раньше поступали при незаконном ношении оружия — при себе носили заявление о его сдаче («Ой, я как раз собирался к вам с чистосердечным признанием»)? Преступления, о которых идет речь в статье 205.

6 УК РФ, должны быть квалифицированы судом в качестве таковых или они названы преступлениями условно? Или все происходит одновременно: одних берем за террористическое преступление, других — в ходе следствия — за несообщение?

Спасибо, что хоть про глупые посты супруги и близких родственников можно не сообщать. Хотя их это не освободит от ответственности за собственные глупые посты. А если кому-то друг или «сожительница» дороже всех «близких родственников», то почему близких родственников можно безнаказанно не сдавать с потрохами, а друга или «сожительницу» тоже можно не сдавать, но тогда и отвечать за это?

Если столько вопросов возникает к норме из пяти строк, можно ли считать эту норму достаточно ясной и определенной? Соответствует ли она принципу правовой определенности?

И не надо говорить, что гражданина из Астрахани наказали за недоносительство очень мягко, поэтому якобы и переживать за него не стоит. Всего лишь штраф в 70 тысяч рублей (что для Астрахани не так мало, кстати).

Не надо забывать, что осуждение по уголовной статье неизбежно влечет за собой судимость и массу ограничений в правах, как официальных, так и неформальных. Например, человека с судимостью могут не взять на работу. Доступ к ряду должностей для него вообще окажется закрытым навсегда.

Если гражданин решит баллотироваться на выборах, в бюллетене укажут, что он был осужден за преступление террористической направленности. И кому будет нужен этот «уголовник»?

Есть такая поговорка: «Дуракам закон не писан. Если писан, то не читан. Если читан, то не понят. Если понят, то не так». Видимо, со статьей 205.6 как раз тот самый случай, когда дуракам закон писан (вспомним о глуповатом друге, которого глупость не освободит от ответственности). Но даже умными он может быть не понят, а если понят, то не так.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Антитеррористический законопроект Яровой: лишение гражданства и наказание за недоносительство

Антитеррористический закон Яровой принят: что нового?

Уголовная ответственность за недоносительство и ювенальная юстиция

Что думает Верховный Суд об экстремизме?

«Публичные призывы» в Европе и в России: две большие разницы

Вернуться на главную

Источник: http://rusrand.ru/analytics/chto-doroje-drujba-ili-statya-2056

Блоги / Владимир Осин: Так, что опаснее для России терроризм или коррупция?

СМИ, как о чуде сообщают, что в России вынесен первый приговор по статье о недоносительстве из «пакета Яровой» 

Кировский районный суд Астрахани вынес приговор местному жителю Улукбеку Гафурову, признав его виновным в несообщении о преступлении.

Представитель прокуратуры Астраханской области Юлия Свитина сообщила: «Установлено, что он, обладая достоверной информацией о том, что его знакомый прошел подготовку в лагере боевиков, а позже воевал на стороне террористов, не сообщил об этом в правоохранительные органы»

У. Гафуров признан виновным по ст. 205.6 УК РФ (несообщение о преступлении) и приговорен к штрафу 70 тыс. руб.

Давайте посмотрим, что же это за статья такая.

УК РФ, Статья 205.6. Несообщение о преступлении

(введена Федеральным законом от 06.07.2016 N 375-ФЗ)

 Несообщение в органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о преступлении, о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 настоящего Кодекса, —

наказывается штрафом в размере до ста тысяч рублей или в  размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за  несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником.

Прежде всего, несообщение касается не всех деяний, что  указаны  в УК РФ, а только некоторых. Только за несообщение о тех, достоверно известных лицу деяниях, что перечислены в ст. 205.6 УК РФ, и может быть уголовная ответственность.

Кроме того, достоверность известных лицу сведений о  перечисленных преступлениях, должна в каждом случае ДОКАЗЫВАТЬСЯ.

Например, запись в приговоре:  «Он, обладая достоверной информацией о том, что его знакомый прошел подготовку в лагере боевиков, а позже воевал на стороне террористов, не сообщил об этом в правоохранительные органы», должна подтверждаться собранными по делу доказательствами, исследованными судом.

А кто сегодня это умеет делать?

В стране  ежегодно около 700 000 подсудимых осуждают только на одних их признательных показаниях, не исследуя и не оценивая доказательства, собранные по уголовному делу.  Требования УПК РФ о доказательствах и доказывании уже многие годы не востребованы, навыки, как это применять утеряны.

Сложившаяся правоприменительная практика не соответствует требованиям Конституции России, статье 49 и порядку уголовного судопроизводства, что изложен в ст.  ст. 1, 6, 7, 14, 75,  ч. 2 ст. 77, 88  УПК РФ.

Однако гарант Конституции на это не реагирует, а  в России пока нет прокурора, который бы сказал: ««Закон — это мощная вещь. Он имеет возможность держать всех в подотчетности, в  том числе и Президента России».

Поэтому есть опасность, что в погоне за показателями, от  которых и зависят генеральские звания, появятся и приговоры, постановленные только на одних признательных показаниях обвиняемых.

В связи с особым вниманием к законотворческой деятельности депутата И. Яровой, полагаю важным рассмотреть инициативу депутата по борьбе с  коррупцией, криминальным явлением, которое было главным при  распаде СССР, да и сейчас его опасность для России не уменьшилась. Каждый год В. Путин говорит о важности победы над этим криминальным явлением.

Так,  более четырёх лет тому назад, статья 235 ГК РФ, определяющая порядок и основания прекращения права собственности была дополнена подпунктом 8.

В нём предусмотрено обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не  представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о  противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы (пп. 8 введен Федеральным законом от 03.12.2012 N 231-ФЗ).

Но процедуру прекращения собственности так усложнили, что фактически за все эти годы пп.8 п.2 ст. 235 ГК РФ применялся не более 20  раз.  А разработчики законопроекта и много говорившие о нём депутаты и журналисты, этим не  озаботились.

Почему, если в каждом регионе, городе, посёлке народ  достоверно знает, что не могли их соседи, сослуживцы на законные доходы приобрести всё то, чем  фактически обладают?

Прежде всего, в суд с иском об обращении в доход России имущества, в отношении которого не представлены доказательства его приобретения на законные доходы,  может  выйти только  Генеральная прокуратура.

Но сама собирать материалы для подачи иска в суд, Генеральная прокуратура не может.

Материалы доверено собирать только Администрации Президента России.

Возможно, потому-что в администрации работает 1600 сотрудников, получающих зарплаты более 200 тыс. руб.

Возможно, среди них есть способные работать дознавателями и  даже следователями, но как-то мелковато с таким штатом и зарплатой  за  4 года работы только 20 материалов.

У меня складывается впечатление, что разработчики не всё продумали в борьбе с коррупцией. Они не учли народный порыв сообщать о  коррупционерах, о богатстве  которых в  каждом населённом пункте страны известно.

Народ наш в большей части жалостлив. стеснителен и малоинициативен. Поэтому ещё более усилило бы  борьбу с коррупцией ответственность за недоносительство на лиц,  что живут  явно не на законные доходы. 

Те, кто достоверно знает о таких владельцах частной собственности, но молчат, если не соучастник, то  недоноситель.

Начнётся не имитация борьбы с коррупцией, а реальная, ведущая к победе над  злом, порождаемым человеческой слабостью.  Неслыханные богатства польются в казну. Смешными окажутся любые санкции. Но главное, станет бесполезным любое криминальное обогащение.

Не придётся  годами содержать в СИЗО или под домашним арестом тех, кто падок на взятки. Да и отбывать на нарах им  не потребуется. Самое суровое наказание, — обращение всей частной собственности в доход государства. Сейчас же идут разговоры по лишению должников единственного жилья и расселение их по общежитиям.

Представляете Россию, когда за взятку ничего нельзя решить. Не  берут. Потому что знают, соседи и сослуживцы, не дремлют, — донесут, иначе уголовная ответственность, судимость и всё такое.

А сколько за ненадобностью рабочих рук освободится из  правоохранительных органов и судов?

Да и уважение граждан к такому антикоррупционному законодательству будет гораздо выше, чем сейчас.

С инициативой новой борьбы с коррупцией мог бы выступить гарант Конституции, что значительно ускорило бы прохождение законопроекта в Госдуме.

Источник: https://echo.msk.ru/blog/advokatvladimir/1923498-echo/

Ссылка на основную публикацию